Как я встретила Чогьяла Намкая Норбу

paola-sp.web300.Паола Сперанца

Больше шести лет я прожила на улице Виколо дель Чинкве в районе Трастевере в Риме. За несколько месяцев до этого я вернулась из моего первого путешествия в Индию и Непал и первого ретрита по тибетскому буддизму в Эупильо на озере Комо, где два замечательных учителя традиции Гелуг Лама Еше и его юный ученик Лама Сопа Ринпоче впервые передали буддийское учение в Италии. Об этом ретрите мне рассказал мой друг-буддист Паоло Брунатто. Я тогда показала ему маленькую золотую фигурку Будды, которую нашла на площади Санта-Мария-ин-Трастевере через несколько дней после возвращения в Рим из путешествия по Востоку. Это было в августе 1975 года.

Каждое утро я выходила из дома рано утром, чтобы по традиции выпить чашечку капучино с круассаном в кафе «Галеасси» на площади Санта-Мария. Но однажды я этого не сделала. В то утро я вышла из дверей дома № 22 по улице Виколо дель Чинкве, и что-то заставило меня повернуть направо по направлению к площади Сант-Эджидио. Позднее я поняла, почему так случилось: впервые в жизни мне предстояло встретиться с человеком, который спустя много лет стал моим драгоценным учителем Дзогчен.

Выйдя из парадной, я повернула направо, прошла несколько метров и увидела молодого человека, который шел мне навстречу. Я сразу поняла, что этот человек особенный. Он показался мне полным достоинства и произвел на меня глубокое впечатление. На нем была походная клетчатая рубашка, которая была мне знакома, так как в родном городе моей матери, Аквиле, я часто видела, как мои дяди надевали подобные рубашки, когда ходили в поход в горы Гран-Сассо! Поскольку раньше я уже встречалась с тибетцами, я сразу подумала: «Он либо тибетец, либо американский индеец». «Таинственный незнакомец» прошел слева от меня, не взглянув в мою сторону. Он уже был далеко. Тем не менее, это был один из тех редких случаев в моей жизни, когда я обернулась, чтобы посмотреть на прохожего. Мне сложно объяснить, какой эффект произвело на меня это мгновение. С уверенностью могу сказать, что для меня это был момент чистого присутствия: по сей день я вспоминаю его силу!

Через несколько дней после моей случайной встречи с «загадочным» человеком на улице Виколо дель Чинкве Ева Крампен, жившая с Энрико дель Анджело неподалеку от моего дома на улице Санта Доротея, впервые после нашего знакомства пригласила меня в гости. Прошло уже почти четыре десятилетия с той далекой осени 1975 года, но я, похоже, до сих пор помню камин в их гостиной и каминную полку, на которой стояла фотография «загадочного» человека, которого я на днях встретила недалеко от своего дома. Я спросила у Евы, кто этот человек, и она рассказала, что он учит Энрико тибетскому языку и литературе в Восточном университете Неаполя! Загадка была разгадана!

Впервые в жизни я увидела мелонг, который лежал перед фотографией, и спросила Еву, что это такое, потому что он показался мне волшебным. «Это мелонг», – просто ответила Ева и больше ничего не сказала. А я не настаивала, потому что, по-видимому, она не хотела больше ничего добавить. Через много лет я узнала, что означает этот замечательный предмет. В то время учитель (профессор Намкай) еще не давал учение Дзогчен.

Спустя несколько месяцев после моего визита Ева пригласила меня присоединиться к их группе и поехать в Неаполь, где Норбу (как они его называли) должен был торжественно открыть новый центр для занятий янтра-йогой (еще одна загадка для меня). Я, конечно, с радостью приняла приглашение. И вот мы все вместе поехали на поезде в Неаполь. По приезде мы сразу же отправились в университет, где профессор Намкай читал лекцию своим студентам. После лекции мы все вместе пошли на презентацию и открытие нового места для янтра-йоги, где учитель также познакомил нас с янтра-йогой. Наконец, мы пошли в пиццерию, и мне выдалась возможность познакомиться со многими учениками профессора Норбу, включая совсем юного Адриано Клементе и молодого студента медицины Джино Витиелло, который добродушно предоставил мне жилье в своем доме.

В Риме я писала дипломную работу по преподаванию искусствоведения и истории искусств. Для своей работы я выбрала собственную тему: исследование индуистского и буддийского тантрического искусства. Задача была не из простых! В то время в Италии не было текстов по этой теме на итальянском языке, поэтому мне пришлось терпеливо переводить два текста, которые я нашла: один на английском языке, а второй на французском, что далось мне нелегко. Но я защитила свою работу на «отлично». Члены экзаменационной комиссии проявили большой интерес к этой теме, о которой никто ничего не знал.

Пока я готовилась к экзамену, я ходила на курсы тибетского языка в Итальянском институте Ближнего и Дальнего Востока (IsMEO). Курсы вел Геше Джампел Сенге, лама традиции Гелуг, который незадолго до того, как покинул свое тело, основал Институт Самантабхадры в Риме в 1980 году, когда я была в Индии. Я узнала, что Геше Джампел Сенге и Намкай Норбу вместе приехали в Рим в начале 60-х годов по приглашению известного тибетолога Джузеппе Туччи. Я также узнала, что до Геше-ла в Итальянском институте Ближнего и Дальнего Востока тибетский язык преподавал профессор Намкай.

2

Паола с Ламой Еше, Геше Джампа Гьяцо, Массимо Корона, Кэрол Чейни, Кристиано Зепеньо и другими в Институте Ламы Цонкапы в Помайе, Италия, 1981 год

В 1977 году в Помайе два учителя, лама Еше и лама Сопа Ринпоче, от которых я впервые в жизни получила буддийское учение в Эупильо, основали Институт Ламы Цонкапы. Я отношу себя к числу людей, стоявших у истоков этого начинания, так как с самого начала я участвовала в длительном проекте реставрации великолепного здания, переданного в дар семейством Корона из Милана. Именно тогда я впервые повстречала Кэрол Чейни (в то время жену Массимо Корона), с которой мне еще предстояло встретиться позднее в Меригаре. До этого я уже встречала профессора Намкая Норбу, но не слышала, чтобы кто-нибудь говорил о Дзогчен, хотя на ретрите, который прошел на острове Сардиния, Ева дала мне брошюру, которую я с увлечением прочитала.

В апреле 1980 года Институт Ламы Цонкапы организовал паломничество в Индию и Непал, и я с радостью присоединилась к ним вместе с Кристиано Зепеньо, который позднее стал отцом моего сына Романа. По окончании насыщенного месяца паломничества мы с Кристиано решили продать свои обратные билеты в Италию и остаться в Индии еще на месяц. На деле же мы провели в Индии два года и посетили все штаты от Ладакха до Раджастана, а затем отправились в Тамил и Кералу. Мы также останавливались на месяц на Шри-Ланке.

3.600

Паола и Кристиано в Муктинатхе, на границе Мустанга в Гималаях, 1981 год

1.300-new

Паола Сперанца в Покхаре, Непал, в 1981 году

Когда мы приехали в Ладакх в 1980 году, мы успели как раз к фестивалю Падмасамбхавы, который проводится каждые 12 лет. В Химисе была вывешена огромная тханка Гуру Ринпоче. Меня охватили непередаваемые эмоции! В первый месяц путешествия с группой из Помайи нам выдалась уникальная возможность встретиться с Его Святейшеством Далай-ламой XIV в его резиденции в Дхарамсале, а также с Его Святейшеством Сакья Тризином, который передал посвящение Ваджрайогини. Мы также смогли отправиться из Луклы через Намче-Базар в монастырь Ламы Сопа Ринпоче в Лаудо, расположившийся на высоте более 4200 метров над уровнем моря.

Вернувшись из Индии зимой 1982 года, мы с Кристиано узнали, что учитель Намкай Норбу и его ученики купили большой участок земли в Тоскане на склоне горы Амиата у подножия Монте Лабро. Я уже слышала о таинственном Давиде Лазаретти из Арчидоссо. Мы отправились из Рима в Меригар (именно так называлось то место) в центре огненной горы, так как этот район имеет вулканическое происхождение. Мы странствовали по Индии в течение двух лет, поэтому нас нисколько не удивила рискованная обстановка на месте: мы просто продолжили свое паломничество в индо-тибетском мире. Когда мы впервые приехали в Меригар, учителя там не было, но я встретила нескольких человек, с которыми познакомилась шесть лет назад в Неаполе. Я снова повстречалась с Лаурой Эванджелисти, гостившей у меня в Трастевере в 1976 году.

4.-HH-Dalai-Lama-and-Chögyal-Namkhai-Norbu-in-1991-in-Arcidosso-on-the-occasion-of-the-inauguration-of-the-Merigar-Gonpa

Его Святейшество Далай-лама XIV и Чогьял Намкай Норбу в 1991 году в Арчидоссо по случаю инаугурации гомпы Меригара. Фото: Джанни Бьяджи.

По сложившимся обстоятельствам я не возвращалась в Меригар до весны 1991 года, когда мне выдалась возможность приехать из Помайи вслед за Его Святейшеством Далай-ламой XIV, которого профессор Намкай Норбу пригласил на торжественное открытие недавно построенной великолепной восьмиугольной гомпы. Помню слова Далай-ламы по приезде в Меригар, где развевались сотни пятицветных лунгта. «Как в Тибете», – сказал он тогда! Все было замечательно! В этот раз я увидела Намкая Норбу в элегантном костюме западного кроя. Его Святейшество дал учение, связанное с Дзогчен, и так я узнала, что Далай-лама практиковал Дзогчен. Далай-лама познакомил меня с этим драгоценным учением.

Я решила снова вернуться в Меригар, чтобы следовать передаче Дзогчен, полученной от человека, считавшегося одним из величайших живущих учителей этой древней традиции, от человека, которого я много лет тому назад «случайно» встретила в Риме, в Трастевере, недалеко от своего дома. Я приезжала в Меригар на ретриты учителя в 1992, 1993 и 1994 годах. Я решила изучить Санти Маха Сангху и, принимая во внимание проблемы учителя со здоровьем, переехать в Арчидоссо вместе со своим 12-летним сыном Романом, чтобы проводить время в Меригаре и в Дзогчен-общине. Это было сложное и, возможно, опрометчивое решение, сопряженное с большим числом трудностей как для меня, так и для моего сына. Но открывшаяся возможность совместной работы в Дзогчен-общине несла в себе огромную ценность для меня. Помимо прочего, я участвовала в покраске гомпы, работала над росписью двери и окон Ступы в Меригаре, а также попробовала себя в покрытии позолотой ниши Будды в Ступе. Думаю, что все это уникальный и прекрасный опыт в моей полной приключений жизни на этой планете.

Я от всей души благодарю моего драгоценного Учителя Чогьяла Намкая Норбу, а также всех других моих драгоценных учителей, ваджрных братьев и сестер!
Таши Делек,
Мария Паола Сперанца