Как я встретила Чогьяла Намкая Норбу

Паоло и Пупи Брунатто

Паоло и Пупе Брунатто

Автор: Пупе Брунатто

Весной 1967 года, когда мы отправились в Индию, мой муж Паоло Брунатто решил, что больше не хочет работать на итальянском телевидении. Мы покинули Италию на маленьком фургончике, который купили вместе с Марио Мальетти и несколькими друзьями. Мы отправились в Индию не в поисках духовной жизни, а просто повеселиться.

В то время мы почти ничего не слышали о Тибете и ничего о нем не знали. Это было сухопутное путешествие, и мне даже сложно начать перечислять все те места, которые мы посетили, поскольку это путешествие на самом деле превратилось в одиссею. Нас было девять человек в фургоне, поэтому вы можете представить, какие вещи там происходили. В конце концов мы приехали в Кабул, в Афганистане, где пробыли около пятнадцати дней. В то время ситуация, в которой мы находились, накалилась до передела, поэтому в Кабуле Паоло и я покинули фургон и отправились автостопом до Индии. Мы проехали Индию и добрались до Раксаула на границе с Непалом, к тому времени у нас практически не осталось никаких средств. У Паоло была с собой видеокамера и какие-то фильмы, время от времени он продавал одну из линз, чтобы мы могли продолжить путешествие. Я продала кое-что из своей одежды, потому что в то время на Востоке на нее был большой спрос. На одном перекрестке нам удалось поймать попутный грузовик, наполненный камнями. Мы приехали на перекресток вечером и нам пришлось провести ночь лежа в грузовике на камнях, чтобы выехать рано утром. У нас было всего двадцать долларов, которые лежали в моем кошельке. Ночью я положила его себе под голову, а проснувшись, мы обнаружили, что он исчез! Водитель грузовика хотел, чтобы мы заплатили за поездку, но у нас ничего не осталось, и нас хотели выкинуть из грузовика. Тем не менее, каким-то образом нам удалось продолжить свое путешествие и в конце концов мы оказались в Катманду, где пробыли три или четыре месяца.

Пока мы там находились, Паоло снял документальный фильм «Приди, сладкая смерть», андерграундную историю, которая стала достаточно популярной. Название было заимствовано у одной из сонат Баха, однако, его можно понять неправильно, потому что в документальном фильме показано, как молодые люди употребляют наркотики, хотя идея заключалась в том, что это было своего рода новое рождение. Затем мы снова отправились путешествовать и покинули Катманду, чтобы автостопом вернуться домой в Италию. Я называю это автостопом, поскольку, в действительности, наш американский друг оплатил нам дорогу самолетом до Италии. Пока мы были в Непале, мы познакомились с несколькими тибетцами, которые нам понравились, и до отъезда мы побывали в Маклеод Гандж, где встретились с Его Святейшеством Далай-ламой, который в то время посещал какое-то публичное мероприятие. Поговорив с его секретарем, мы спросили, проживают ли в Италии тибетцы. Секретарь спросил у Далай-ламы, и тот ответил, что в Риме живут два ламы: Геше Джампел Сенге и Намкай Норбу. Поэтому вернувшись в 1968 году в Рим, мы связались с Ринпоче. Мы жили с друзьями в Риме на площади Испании и пригласили его на чай. Он приехал. Он напоминал тинейджера в своих джинсах и теннисных туфлях. Он пробыл с нами несколько часов. Я не помню всего, о чем он говорил, но он рассказывал о древней тибетской традиции. В то время он жил в Тиволи и не был женат. Затем он переехал. Два или три года мы не общались. В 1973 году поскольку Марио Мальетти все еще находился в Индии и постоянно приглашал нас приехать, мы все-таки решили вернуться. В этот раз мы побывали в Таши Джонге, где встретились с Марио, который представил нас Кхамтрулу Ринпоче. При встрече этот мастер поразил меня, и я была очень потрясена, получив от него учение.

Затем мы отправились в Манали, где жили в своего рода пастушьей хижине. В то время у нас не было мыслей о том, чтобы получить учение, но наш аргентинский друг Херардо жил в монастыре Апо Ринпоче неподалеку от Манали, рядом с нашим домом. Херардо пригласил нас приехать и познакомиться с этим мастером, и мы отправились туда ради интереса. Он поговорил с нами. Я точно не помню, но мы сказали ему, что учение нас не интересует. Мы вернулись в свою хижину и продолжали вести обычную жизнь. Как-то раз я мылась в роднике неподалеку от нашей хижины и подумала, что хотела бы снова увидеться с этим мастером. Я направилась к Паоло, чтобы сообщить ему об этом, а он предложил мне пойти к Апо Ринпоче еще до того, как я успела что-либо сказать. Поэтому мы вернулись к Апо Ринпоче и стали получать наши первые учения по нендро, которые переводил Херардо. Вот так, в том месте начался наш духовный путь.

Мы прожили в Манали какое-то время, а когда у нас закончились деньги, мы вернулись в Италию. Мы хотели вернуться обратно, потому что не закончили получать учения, но, возвратившись в Италию, узнали, что Апо Ринпоче умер. Мы получили только половину учений нендро, у нас была «печа» и мы вспомнили, что в Италии жил Намкай Норбу Ринпоче. Мы встретились с ним, считая его студентом ISMEO (Итальянский институт Ближнего и Дальнего Востока в Риме — прим. пер.), где он работал. Мы не думали, что он был мастером, но решили, что он может перевести печу с учениями, поэтому отправились в Поццуоли, где он в то время жил со своей женой Розой, чтобы встретиться с ним снова. Когда мы приехали, он принял нас с большой добротой и состраданием, предложил пообедать, и мы провели вместе целый день. Он рассказал нам о своей жизни в Индии после того, как ему пришлось покинуть Тибет, а затем о том, как Шестнадцатый Кармапа написал ему письмо с просьбой вернуться и принять монашеские обеты. Он сказал, что написал ответ и пригласил его на свадьбу с Розой. Это была наша вторая встреча с Ринпоче. Пока мы там были, он перевел для нас печу и мы решили отправиться в Форментеру, что в Испании, чтобы начать нендро. Ринпоче ничего не сказал, не дал никакого совета, просто сказал: Да, поезжайте. Поэтому мы отправились в Форментеру и начали нендро.

subiaco-crop-590x331

Некоторые участники ретрита в Субьяко

Вернувшись в Италию, мы познакомились с Лаурой Альбини, не помню, кто нас познакомил. Это был 1974 год. Кармапа сказал Лауре открыть буддийский центр в Риме, но вместо центра — тогда она уже встретила Норбу Ринпоче — она сказала, что снимет виллу и мы сможем провести ретрит с этим мастером. В то время Ринпоче еще не проявился как мастер, а был для нас, скорее, духовным другом, и мы все интересовались учением. Лаура арендовала виллу в местечке Субьяко. Нас было десять человек или около того: Энрико и Андреа дель Анджело, конечно же, Константино Альбини, Донателла Росси, Нэнси, Барри и Мария Симмонс и так далее, людей было немного. Ретрит в Субьяко прошел в 1976 году и официально стал первым ретритом с Ринпоче.

Мы провели там с Ринпоче три месяца без перерыва. Люди приезжали и уезжали, потому что им нужно было работать, и в самое оживленное время нас было около двадцати человек. Ринпоче учил и разговаривал целый день, с утра и до полуночи или часа ночи. В то время мы не всегда понимали, что то, что он говорил, было учением. Однажды утром он приехал очень рано, мы еще спали (мы оставляли дверь открытой). Он приехал с Розой и Еши и провел с нами какое-то время. Позже вместе с Марио и Энн-Мари мы сняли другой дом в Велетри, куда Ринпоче приехал и оставался долго, обучая нас янтра-йоге. С тех пор мы всегда ездили туда-сюда, снимая помещения, залы, музеи, где мы могли получать учения, а затем стали искать собственное место. Вместе с Ринпоче мы ездили в разные места в Умбрии и Тоскане, пока наконец не нашли Меригар. Вот моя история.