Строительство Великой Ступы в Западном Меригаре

В октябре 1995 года Чогьял Намкай Норбу указал место для возведения Великой Ступы в Западном Меригаре. Она построена при поддержке и взносах не только от Международной Дзогчен-общины, но и от местного населения, и ее назначение в том, чтобы гармонизировать энергии всего региона и обеспечивать защиту и пользу для всех.

Чтобы возвести этот памятник корректно и в соответствии с традициями, подготовить огромное количество ца ца и других драгоценных объектов для заполнения, потребовалось три года.

За весь период своего возведения конструкция Ступы была освящена много раз известными тибетскими учителями во время их посещений. И, наконец, 28 июня 1998 года Его Святейшество Сакья Тризин и Чогьял Намкай Норбу официально освятили уже законченное сооружение.

3 октября 2018 года Великая Ступа обрела еще более великое значение и смысл, когда Тело нашего Учителя, Чогьяла Намкая Норбу, было помещено в ее основной комнате.

В течение трех лет интенсивного планирования и строительства в «Зеркале» были опубликованы несколько статей, которые описывали все детали производимой работы по подготовке и строительству, а также были описаны моменты посещения учителей, которые освящали здание в разное время. В этом выпуске «Зеркала» мы представляем некоторые материалы, опубликованные в те годы, в которых описывается, как возникла Великая Ступа.

26 октября 1995 года

Чогьял Намкай Норбу указывает центр места для Великой Ступы
Из выпуска «Зеркало» №33, ноябрь/декабрь 1995 г.

Утром третьего дня восьмого месяца текущего года Деревянного Кабана (26 октября 1995 года) Чогьял Намкай Норбу указал точное место, на котором будет построена Ступа Меригара. Ринпоче провел короткий ритуал очищения и подношения на месте, в котором приняли участие несколько практикующих. После этого Ринпоче рассказал о проекте для Ступы, остановившись на некоторых деталях – о структуре и значении, связанном с ней, материалах, которые будут использоваться для строительства, и обо всем, что будет содержать Ступа. В связи с этим Ринпоче сказал, что «те, кто желает получить заслуги, могут сотрудничать» и могут посвятить часть своего времени подготовке ца ца и других вещей, которые будут помещены в Ступу, таким как драгоценные камни, различные материалы и т.д. …

 

17 декабря 1995 года

Церемония подношения на месте Великой Ступы с Тай Ситу Ринпоче

Настоящее зеркало – твой разум
XII Тай Ситупа преподает Махамудру в Меригаре 12-17 декабря 1995 года
Лиз Грейнджер
Из выпуска «Зеркало» №34, январь/февраль 1996 г.

Шесть дней Учения, которые дал Его Святейшество 12-й Тай Ситупа только что подошли к концу в Меригаре. Его Святейшество дал ясный и подробный комментарий к «Молитве устремления Махамудры» от 3-го Гьялва Кармапы, Ранджунга Дордже, а также к Тридцати семи практикам бодхисаттвы от Ачарьи dNgol-chu Thogs-med bZang-po. Во время его пребывания Ринпоче сопровождали Лама Лодое и Лама Тенам.

Учение проходило в Гомпе, где Его Святейшество сидел на фоне нарисованных фигур линии Кагью, с Марпой в центре и расположенными справа от него Миларепой, слева – Гампопой, а затем в красных шляпах Ситу и в черных шляпах иерархи Кармапы. ….

В течение этой недели обучения снежная буря и сильный ветер яростно сражались между собой вокруг горы Амиата, оставив после себя Меригар полностью заснеженным …

В последний день своего пребывания, прямо перед Учением, Тай Ситупа освятил место в присутствии своего окружения и многих участников ретрита.

15 июня 1996 года

Чогьял Намкай Норбу закладывает первый камень


Великая Ступа Меригара
Раймондо Бултрини
Из выпуска «Зеркало» №36, июль/август 1996 г.

Суббота 15-го июня 1996 года станет памятной датой, потому что именно в этот  день практикующие Дзогчен, жители Арчидоссо, представители властей района, где родилась Дзогчен-община в начале 80-х, приняли участие в нескольких событиях связанных со строительством Великой Ступы Меригара.

После краткой встречи в Желтом доме с мэром города Аттилио Марини и префектом Гроссето Анной Марией Д’Ацензо, длинная процессия сопровождала Учителя и власти через поле к месту, где будет стоять Великая Ступа …

В ту же субботу, когда был заложен первый камень Великой Ступы, новая книга Намкая Норбу Ринпоче под названием «Drung Deu Bon» была представлена ​​в муниципальной библиотеке в присутствии местных властей. Ринпоче напомнил нам о важности сохранения древних знаний и насколько важно не допустить, чтобы они были утеряны, не подвергать их такому риску – и это был один из его примеров – как этруски, чтобы однажды древние знания не стали музейными экспонатами без реального знания о них, их обычаев, культуры, традиций …

В присутствии представителей местной администрации Ринпоче объяснил: «Существуют разные типы ступ, но один из принципов заключается в восстановлении баланса энергий региона. Конфликты между разными энергиями могут возникать всегда, тогда люди становятся пассивными, и прогресс останавливается. Это одна из причин, по которой строятся эти ступы».…

Перевод с итальянского Лиз Грейнджер

3 сентября 1996 года

Чогьял Намкай Норбу помещает драгоценные реликвии и другие объекты в фундамент

Из выпуска «Зеркало» №37,  сентябрь/октябрь 1996 г.

После нескольких дней непогоды солнце пробилось сквозь облака и во вторник, 3 сентября 1996 года Намкай Норбу Ринпоче положил несколько предметов в фундамент Великой Ступы Меригара, они должны послужить тому, чтобы избежать негатива, войн и насилия. Присутствовало более 60 человек, и мы практиковали Средний Тун с Серчемом, которые вел Ринпоче.

Зима 1996
Сбор средств и нехватка Ца Ца


Чрезвычайная ситуация с нехваткой  Ца Ца
Рита Биззотто
Из выпуска «Зеркало» №38  за ноябрь/декабрь 1996 г.

… Проект Ступы, созданный Мингьюром Дордже, в соответствии с инструкциями Ринпоче, включает в себя разные этажи или уровни, где в кардинально важных точках пространство будет заполнено ца ца (глиняные изображения ступ из различных измерений и формы реализованных существ, каждое из которых содержит зерно риса, освященные Мастером) общим объемом 8 кубометров. Ринпоче дал приблизительное количество ца ца, которое  потребуется – 80 000. После пяти месяцев работы количество ца ца составляет только 4750.

Поэтому, хотя сотрудничество всегда открыто и приветствуется для всех и в любой момент, возникла необходимость в организации уикендов Карма-йоги, чтобы недостаток в ца-ца не замедлял строительство Ступы. Фактически, места, где будут размещены ца ца, должны заполняться постепенно, пока идет строительство, а не когда оно будет завершено. Ожидается, что общая конструкция, без отделки, будет завершена примерно через год.

Десять человек смогут участвовать в создании ца ца одновременно, поскольку это количество имеющихся форм. Будут разработаны смены, чтобы работа продолжалась непрерывно с утра до вечера. Практика создания ца ца помогает накопить заслуги и мудрость и позволяет человеку очистить свою карму посредством постоянного чтения  стослоговой мантры. Мы приносим нашу искреннюю благодарность Мастеру, который создал такую ​​возможность для нас!

Апрель 1997
Лопон Тензин Намдак Освящает Новую Ступу с Церемонией Раб Не (rab gnas)


Пасхальный ретрит с Лопоном Тензином Намдаком Ринпоче в Западном Меригаре с 28 марта по 3 апреля 1997 г.
Автор статьи: Якоб Винклер
Из выпуска «Зеркала» №40,  май/июнь 1997 года.

Представьте себе прекрасно расписанный Храм Великого Освобождения в Меригаре и Лопона Ринпоче, восседающего на троне под изображением великого мастера Бонпо Дзогчен Тапихрица (Tapihritsa), который выглядит точно так же, как белый Самантабхадра, плавающий в сфере радужного света в небе. На этой же панели есть изображение Лопона Тензина Намдака как основного держателя линии передачи Бонпо (Bönpo)…

В этот пасхальный период, в течение шести дней утром и днем, Лопон Ринпоче давал учение по Дзогчену согласно Йетри Тасел (Ye khri mtha ‘ set), учению, полученному из Дхармакайи, которое содержится в Бонпо Кангьюр (Bönpo Kangyur). Основой объяснений Ринпоче были комментарии Дренпа Намкха (Dran pa nam mkha’), который был одним из двадцати пяти учеников Гуру Ринпоче. Ринпоче использовал комментарий Дренпа Намкха под названием «Подношение объяснения Основы» («The Offering of the Explanation of the Base»); на тибетском «Ше чжи чо» (She Zhi Chö )( dGos ‘Dod gSal Byed bShad gZhi’i mChod). Это был первый случай, когда это учение давалось на Западе …

Перед тем как покинуть Меригар, Ринпоче освятил новую Ступу церемонией раб не (rab gnas).

16 мая 1997 г.
Установка Согшинга


Установка Согшинга

Автор: Пьеро Боначино
Из выпуска «Зеркало» №41, июль/август 1997 г.

Благодаря Мингьюру Йеше (Minjyur Yeshe) (который сделал дизайн для Великой Ступы в прошлом году во время его пребывания в Меригаре – прим. Ред.), мы смогли сделать согшинг (srog shing). Термин согшинг может означать опорную колонну ступы или позвоночник статуи или опору ритуального объекта, такого как намка.

Мы сделали согшинг Ступы из ствола дерева, обработанного в виде квадратного бруса, как обелиск: сверху он заканчивался точкой, а внизу я вылепил подобие половины дордже. На каждой из четырех поверхностей я вырезал и написал мантры, подготовленные Намкаем Норбу Ринпоче. Перед началом работы Мингьюрла сказал мне, что мантры очень упрощены. С момента наступления зимы, эта была первая новость, которая очень меня  воодушевила.

Однажды, когда мы с Мингьюрла искали подходящее дерево для согшинга, мы увидели засохший кипарис, который стоял посреди поля и казался подходящим, но после того, как мы срубили его и убрали ветви, мы обнаружили, что дерево не подходит, потому что его ствол был изогнут. И мы продолжили наш поиск. Мы были потрясены, когда в Санта-Фиоре появилась величественная сосна высотой около двадцати метров, сухая и без иголок. И мы смогли точно увидеть, что ствол был совершенно прямым.

Спустя несколько дней с помощью Фрэнка Аллеотти мы срубили сосну, отвезли ее на лесопилку, чтобы там сделали квадратный брус, а затем – в Меригар, где мы положили ее в полуподвал. День за днем, когда позволяла погода (а это был конец ноября), мы занимались резьбой. Мингьюрла был архитектором, умом, а я использовал свой опыт работы с долотом по дереву. Теперь, когда работа закончена, я вспоминаю тот страх, который у меня был в начале. Я был полон сомнений во время лепки дордже. В общем, я думаю, что я хорошо поработал, но было бы еще лучше, если бы Мингьюрла не уезжал.

16 мая я был очень взволнован, когда проснулся. Помимо того, что это был день, посвященный Гуру Ринпоче, Ринпоче также указал его, как благоприятную дату для поднятия согшинга. Погода была нестабильной. Когда мы пошли в Меригар 2, чтобы нести согшинг на плечах к Ступе, как мы решили (больше одной мили), мы не знали, позволит ли нам погода поднять его и провести церемонию освящения до того, как пойдет дождь. Начитывая ОМ А ХУМ с каждым шагом, мы медленно подошли к Ступе.

В тот момент, когда мы подошли и решали, как его поднять, остальные готовились к практике. В связи с этим Ринпоче дал нам точные инструкции: некоторые конкретные мантры и свой драгоценный совет. Безмятежный воздух пронизывал все. Это было похоже на огромный зонт, который мог защитить нас от возможного шторма.

Во время Ганапуджи, когда мантры, данные Учителем, были уже начитаны, согшиинг подняли и поместили в специально подготовленную вазу. Мы все осознавали, что возможность участвовать в строительстве Великой Ступы Меригара – это большая удача.

Декабрь/январь 1998

Цокньи Ринпоче освящает Ступу во время своего рождественского ретрита в Меригаре

28 июня 1998 года

Чогьял Намкай Норбу и Сакья Тризин Освящают Великую Ступу

Чортен Просветленного состояния Ума

Франко Бранка

Из выпуска «Зеркало» №45, июнь/июль 1998 г.

Воскресенье 28 июня 1998 года – по-настоящему прекрасный день. Сейчас еще рано, когда я спускаюсь к Ступе, и Меригар только начинает погружаться в сияющий мир утра. Сегодня сильная жара последних дней медленно сменяется мягким ветром с юго-востока. Отовсюду из трепещущей зеленой растительности слышатся обильные песни множества маленьких птичек, которые возносятся словно в благодарность за эту приятную атмосферу.

Лучше сразу зажечь огонь, потому что для приготовления обильного дыма нужны светящиеся угли, когда придет время для подношения Санга: сначала несколько сухих палочек, а затем несколько хороших дубовых дров.

Мы с Лучиано готовим места для Учителей и монахов, стараясь следовать указаниям Ринпоче: все должно быть просто, ясно и хорошо выполнено. Тем временем, красивая и безупречная, Ступа стоит в разноцветных украшениях, выступающих на фоне белой штукатурки и сияет позолотой на солнце. Декоративные горшки с цветами в праздничных тонах украшают основание.

«Это действительно красиво», – говорит Мастер по прибытии и лучезарно улыбается, затем обходит вокруг и останавливается в тени на западной стороне, чтобы подождать практикующих, которые сначала прибывают по нескольку человек за раз, а потом приближаются все большим и большим потоком, пересекая поле. Его Святейшество Сакья Тризин не опоздает.

Говорят, что с самого начала строительства Меригара Ринпоче всегда держал в уме идею строительства здесь большого Чортена. Когда Джованни Бони отправился навестить Ринпоче во время мучительного пребывания в больнице в Нью-Йорке в конце 1994 года и в начале 1995 года, он обнаружил, что Ринпоче, как бы случайно, пристально изучает планы строительства Ступы, которую только собирались построить. «Конечно, это было бы хорошо, если бы мы сделали такую ступу в Меригаре», – сказал наш Мастер, обращаясь к Джованни по этому поводу. Поэтому, как только наш инженер вернулся в Италию, он приступил к работе. Первый проект и набор документов был отправлен властям весной 1995 года и в этом же году Мастер хотел вернуться в Меригар. Чогьял Намкай Норбу указал точное место, где должен стоять Чортен. Получив разрешение и соответствующие документы, работы по строительству фундамента могут начаться весной 1996 года.

Когда я впервые увидел это место, вершина этого холма немного отличалась от того, как все выглядит сейчас. Как бы то ни было, это была восхитительная наклонная местность, покрытая густыми темно-зелеными сорняками, ракитником и ежевикой, здесь была огромная груда покрытых мхом камней, которые фермеры убирали с полей в прошлом. Каштановый кол, вбитый кувалдой, обозначил центр будущей постройки.

Первое, что было необходимо, – это открыть дорогу для доставки строительных материалов, а площадка должна быть выровнена для фундамента. Покрытые мхом валуны, оставленные здесь когда-то фермерами, были вставлены в основание фундамента стен вместе с теми камнями, что остались от старой аптечной комнаты (позади Желтого дома или Серкханга), которую в то время Паоло Паньи перестраивал, чтобы сделать дом для Геке. В центре фундамента было заложено несколько камней таким образом, чтобы образовать цилиндрический колодец диаметром восемьдесят сантиметров, который должен был содержать объекты для первого освящения. К этому моменту мы построили платформу из армированного железобетона высотой семьдесят сантиметров и с верхней поверхностью три на три метра. Примерно в начале июня Ринпоче должен был вернуться из своих зимних путешествий в Азию и Австралию, и на середину месяца была запланирована церемония установки первого камня в присутствии мэра и других местных властей.

Церемония состоялась в субботу утром. Платформа, которая сама по себе не выглядела как что-то особенное, была украшена горшками с цветами. Основным камнем был блок из peperino – местного вулканического камня серого цвета, на одной стороне которого были вырезаны тибетские слоги OM A HUM. Ринпоче положил его под аплодисменты на цементную площадку, которую я сделал в месте, где должен быть дверной косяк. Позже выяснилось, что по нескольким причинам этот камень не мог там оставаться; в конце концов, он был замурован в основании ниши, в которой находится статуя Будды. В последующие дни Ринпоче принял меры, чтобы площадь поверхности платформы была увеличена до размеров четыре на четыре метра, и некоторые пропорции в чертежах были приведены в соответствие с этим. Мингьюр Йеше, превосходный тибетский художник и скульптор, который учился в Таши Джонг (Tashi Jong ) (художественная школа, которая в то время была под руководством Дугу Чогьяла Ринпоче в Химачал-Прадеш, Индия) во время, пока он останавливался в Меригаре в качестве гостя Института Шанг Шунг, он полностью переписал планы, что было с восторгом одобрено Ринпоче.

Перед тем, как снова покинуть Меригар, Ринпоче освятил фундамент ритуальным подношением Санга и Серчема. Центральный колодец был заполнен банками и мешками, подготовкой которых Ринпоче занимался много дней. Большое каменное покрытие было зацементировано как уплотнение над колодцем, а слой бетона довел уровень платформы до нынешней высоты пола. Между тем, пришла осень, а затем зима, и работа шла медленнее. Комната и широкая платформа, называемая «Великий Лотос», которая служит его крышей, со структурой, на которой покоятся верхние ступени, были построены весной 1997 года.

В феврале Мингьюр Йеше и Пьеро уже нашли в Санта-Фиоре подходящее дерево для центрального столба, согшинга. Это был кипарис, который станет основной колонной и позвоночником ступы, будет установлен в центре комнаты и будет поднимающейся кверху центральной позолоченной конструкцией, которая носит название «Тринадцать дхарм». Пьеро Боначина и Мингьюр Йеше вырезали основание согшинга в форме полу-ваджры, а также вырезали мантры на всех его четырех боках. Они покрасили поверхности в красный цвет, мантры в золотой и полу-ваджр в желтый цвет. Когда Мингьюр Йеше покинул Меригар, он поручил остальную часть работы Пьеро. Он должен был закончить согшинг и сделать всю резьбу по дереву и камню, которыми мы теперь можем любоваться на Чортене.

Согшинг был готов в начале лета после Туна в день Гуру Ринпоче, в тот же лунный день спустя несколько месяцев мы начали покрывать его священными текстами. Это были копии всех книг Ринпоче, которые были опубликованы на разных языках, но больше всего мы использовали учебные тексты для первых уровней Санти Маха Сангхи. В определенный момент вибрация сотен золотых тибетских «А», сверкающих в лучах заката, подарила нам невероятное видение, которое невозможно описать. Сразу после этого согшинг, покрытый книгами, был обмотан полосками пятицветной ткани и затем водонепроницаемым покрытием.

К концу осени основная структура Ступы была завершена. В мастерской Пьеро были еще резные рамы, которые оставалось покрасить; а в его саду были лепестки лотоса, красиво вырезанные из камня, которые тоже ожидали, чтобы быть установленными на Ступе.

Как только Ринпоче вернулся на Пасху в 1998 году, он сказал, что Чортен нужно закончить вовремя до встречи с Его Святейшеством Сакья Тризином, чтобы он мог освятить его. Все штукатурные работы должны было быть выполнены, арматура должна быть замурована, построена входная лестница, большое пространство на верхних ступенях должно быть заполнено, ца ца должны быть помещены в вазу, а верхние части должны быть установлены.

В день Гуру Ринпоче в мае мы заполнили уровни (верхние ступени) под вазой. Вокруг основания согшинга были помещены множество сосудов, которые Ринпоче приготовил и оставил для этого момента, а остальная часть была заполнена злаками и древесиной хвойных деревьев. Было удачным и то, что пришло много практикующих, потому что, хотя поначалу и казалось, что работы не так много, однако пространство, которое нужно было заполнить, было огромным, и несколько человек были заняты только тем, что постоянно подносили все новые и новые партии для загрузки внутрь.

В следующий день Гуру Ринпоче, в июне, мы начали помещать ца ца в вазу. Мингьюр Йеше и Пунцог Вангмо показывали нам, как их изготавливать при помощи форм, и затем Рита Биззотто руководила и координировала практикующих в этой кропотливой работе в течение трех лет. Количество ца ца, которое было необходимо для наполнения вазы, всегда было забавной загадкой для нас на протяжении всей этой работы. В какой-то момент я помню, честно говоря, думал, что их будет достаточно, чтобы заполнить еще одну ступу. «Сауна» была переполнена коробками наполненными ца ца. Но когда мы пришли за ними, чтобы поместить их в вазу, мы очень быстро заметили, что их будет как раз достаточно. Работа продолжалась три дня. Пока ца ца  размещались, стена ниши для статуи Будды постепенно достраивалась до тех пор, пока мы не достигли того момента, когда необходимо было заполнять ее до самой вершины, по крайней мере, до уровня, где трудно достать на расстоянии вытянутой руки, когда мы это выполнили, мы подошли к ключевой точке закрытия Ступы. Два отверстия были оставлены открытыми в крыше вазы, чтобы можно было завершить заполнение ниши.

Наконец настал момент, когда нужно было снимать фиксирующие приспособления и размещать верхние части. Августинас, Паола, Катерина и Даниэла в течение некоторого времени тщательно рисовали и золотили различные детали и украшения, в то время как Адриано Гримальди из Канелли, который позаботился о выполнении работы из меди для вершины, отправил «Тринадцать Дхарм» мастеру во Флоренции, чтобы тот покрыл их сусальным золотом, как и другие медные детали, которые уже были отправлены ему из Амиаты. 18 июня с помощью грузового крана «Тринадцать Дхарм» были установлены. Зонтик, Солнце, Луна и Сферическая Вершина были вставлены в медный стержень, основание которого было закреплено внутри «Тринадцати Дхарм». [Верхняя сфера очень тяжелая; для его размещения потребовались вся сила и навыки Франко]

До начала ретрита остается всего неделя, и только теперь мы можем снести строительные леса и приступить к внешним штукатурным работам. Поскольку полностью закончить все детали вовремя было невозможно, мы приступили к нанесению первого слоя белой штукатурки на самые грубые детали, чтобы хотя бы создать представление о том, как будет выглядеть ступа после ее полного завершения.

Его Святейшество Сакья Тризин прибыл точно в девять. Ринпоче идет ему навстречу и приветствует его объятиями. Церемония начинается немедленно. Звон колоколов и нежное пение церемонии распространилось в пространстве. Мягкий ветерок распространяет густой дым санга прямо в направлении Ступы, перед которой монах совершает ритуальные жесты освящения. В одной руке он держит павлиньи перья, которыми он делает медленные жесты похожие на танец, освященный рис разлетается в воздухе, оранжевый кадаг развевается в направлении статуи Будды. Внезапный порыв сильного ветра вдруг разместил молитвенные флаги на краю большой верхней ступени, называемой «Великий Лотос».

Пожилой мастер ритуалов Его Святейшества подходит к Нииде, тибетскому доктору, который добавлял санг в огонь, и что-то шепчет ему. Я замечаю, что Ниида ищет меня взглядом, а затем он подходит ко мне, ему нужно подняться и поместить кадаг в нишу Будды. Поэтому мы спешим за лестницей, которая была оставлена ​​поблизости на всякий случай. Это прекрасное зрелище. Ниида поднимает кадаг, расправляет его и держит его открытым, держа руки по бокам на уровне его сердца, он просит у мастера ритуалов разъяснений. Ему отвечают снизу. Он поднимается к статуе и окружает ее основу кадагом. Так заканчивается церемония.

Возможно, я слишком оптимистичен, но я не могу не воспринимать происходящее как благоприятное предзнаменование. На новом Великом Чортене Меригара молодой тибетец, родившийся и выросший в Тибете, подносит оранжевый кадаг к ногам Будды Шакьямуни. Пусть Высшее Учение распространяется во всех направлениях! Возможно, несмотря на жестокие невзгоды этого столетия, тибетцы с их драгоценной культурой смогут сохранить свою самобытность. Может быть, таким образом, у всех существ будет больше возможностей встретиться с Учителем, способным указать им путь, который освобождает от страданий, и, таким образом, они смогут идти к реализации «Просветленного состояния ума».

Перевод Нины Робинсон

 

22 августа 1998 г.

Чогьял Намкай Норбу с местными властями торжественно открывают Великую Ступу

Насыщенный день

Элиза Копелло

Из выпуска «Зеркало» № 46, сентябрь/октябрь 1998 г.

В одиннадцать часов на веранде Желтого Дома был устроен прием для местных властей, которые были приглашены на официальную инаугурацию Ступы Меригара, а также для  местных бизнесменов, которые в прошлом великодушно собирали средства, чтобы внести свой вклад в ее строительство. Несколько владельцев магазинов робко появились у дверей веранды – и Ринпоче поговорил со всеми из них, рассказывая гостям о проектах ASIA в Тибете и о своем недавнем визите в Китай. Тем временем площадь внизу заполнилась практикующими, туристами и людьми из Арчидоссо, которые интересовались этим событием и захотели принять участие в церемонии.

После приема Ринпоче и все прибывшие гости пошли пешком к Великой Ступе, и за ними следовала длинная процессия.

Подойдя к Ступе, они совершили обычный ритуальный обход, и, по знаку Ринпоче, властям был дан некий кадаг, разноцветные местные гвоздики из большой корзины у подножия строения и горстки риса для практикующих. Затем было предложено бросить рис и положить подношение у подножия ступы, в то время как Ринпоче негромко начитал мантры и призывания.

Церемония была короткой и сущностной, но очень впечатляющей, особенно для всех тех, кто наблюдал, как растет Ступа и кто активно сотрудничал в ее создании, безусловно. Эта Ступа является уникальной для Италии а, возможно, и для Европы (в то время – ред.) За ее величие, точность исполнения и художественную и духовную ценность.