Всеобъемлющее пространство Ваджрасаттвы ~

Дордже Семпа Намка Че

Вступление Чогьяла Намкая Норбу к его устному комментарию

15585253_10209454001645299_200069356663445871_o-e1507573089559

Чогьял Намкай Норбу с доктором Джамьянгом Олифантом на презентации SHAR RO, книги, посвященной достижениям, учению и исследованиям Ринпоче, прошедшей в декабре 2016 года в Западном Меригаре. Фото Изабеллы Ярошевской.

Я уже говорил вам, что гуру-йога Ати — самая важная сущность практики. А практика очень важна, потому что, если мы изучаем что-то, мы должны это применять. Если мы применяем саму суть практики, такую как гуру-йога Ати, тогда мы сможем обрести реализацию, мы получим пользу. Если мы её не применяем, а просто думаем и учимся интеллектуальным образом, то это не принесёт никакой пользы. Я уже привёл вам пример с лекарствами: если мы идём к врачу, то мы узнаём, чем мы болеем, но, если мы не пьём лекарства и не применяем рекомендации врача, это не принесёт никакой пользы. То же самое и с Учением. Очень важно, чтобы мы конкретным образом применяли практику, а не оставались только на уровне приятных идей. Это нам не поможет. Мы всегда начинаем с гуру-йоги Ати. Я также сказал вам, что учу Дзогчену. Возможно, вы встретите много разных названий. Людей очень привлекают названия, имена и формы, но это не является принципом учения Дзогчен. Его принцип заключается в знании и понимании. Мы должны обнаружить, что такое Дзогчен, что это наша истинная природа, а затем мы стараемся быть в этом состоянии. То, что я делаю на всех ретритах, так это учу Дзогчену. И даже если мы используем разные темы, то, чему я учу, — это, в основном, гуру-йога Ати. По этой причине я говорю людям: «Если вы не помните, чему я учил, — не волнуйтесь. Помните, что я объяснял, что мы должны делать гуру-йогу Ати». Вот о чём я вас прошу. Я не прошу вас повторять мантры или делать визуализацию божеств. Если вам нравится, вы можете делать всё это: в учении Дзогчен нет никаких ограничений. Если у вас есть основа, вы можете применять всё, что угодно, но основа означает, что вы должны знать, в чём суть Учения. Это то, что нам нужно обнаружить.

В учении Дзогчен мы должны сначала знать, что суть учения — это наша реальная природа, и нам нужно её обнаружить. Если мы не знаем сути учения, это похоже на работу в очень благоприятной среде для взращивания чего-либо, но без посадки какого-либо семени. Так что же вырастет? Ничего. Точно так же, обнаружение нашей настоящей природы становится основой, затем мы выполняем практику и, наконец, проявляем нашу реализацию. По этой причине, гуру-йога Ати очень важна. Об этом должны помнить все: старые и новые практикующие.

На этом ретрите я хочу представить работу, которой я занимался много лет, и теперь она окончена. Она связана с очень важным и известным текстом под названием Дордже Семпа Намка Че, который Гуру Гараб Дордже читал наизусть, когда был маленьким мальчиком. Он представляет собой суть учения Дзогчен. Учение Дзогчен также является самым древним учением, которое у нас есть. Откуда мы это знаем? В тантрах Дзогчена объясняется, что с древних времен до сегодняшнего дня в разные эпохи существовало двенадцать учителей Дзогчена. Первого, самого древнего из двенадцати учителей, звали Тонпа Нангва Тампа. Он был человеком на заре человеческого состояния. В истории говорится, что вначале люди были похожи на дэва, то есть обладали такими же качествами. Но затем, когда эмоции возрастали всё больше и больше, эти качества потихоньку уменьшались, так что теперь у нас вот такое человеческое состояние.

Тонпа Нангва Тампа жил в это очень древнее время и, будучи первым учителем из изначальных учителей, учил Дра Талгьюр, тантре из шести глав. Некоторое время назад я дал полную передачу-лунг на эту тантру. Это корень всех тантр Дзогчена, настоящий источник учения Дзогчен. Учителя Дзогчена изучали её, потому что Дра Талгьюр — это корень всего. Как она развивалась? Очень образованным учителем Дзогчена был Лонгченпа, он написал «Семь сокровищ». Эти семь текстов связаны, в основном, с Дра Талгьюр. Конечно, мы не понимаем всех объяснений, содержащихся в Дра Талгьюр. Если вы прочтёте её, то сможете понять некоторые вещи, но многое понять не сможете. Так было на протяжении столетий. Возможно, во времена Гуру Падмасамбхавы было больше знаний, больше текстов. Например, комментарий на тантру Дра Талгьюр был написан Вималамитрой. Вималамитра и Гуру Падмасамбхава являлись наиболее важными источниками учения Дзогчен в Тибете. Вималамитра написал комментарий к Дра Талгьюр, но в Тибете этот текст был неизвестен. В Тибете я узнал о Дра Талгьюр, потому что получил передачу-лунг на все тантры Дзогчена, но мы не знали о существовании этого комментария. Многие учителя, такие как Лонгченпа, Джамгон Мипам и Палтрул Ринпоче, писали наставления по учению Дзогчен, но никто не упоминал, что этот комментарий существует. Поэтому мы ничего о нём не знали. Будь он у нас, мы бы лучше поняли смысл Дра Талгьюр. 500 лет назад Пятый Далай-лама интересовался учением Дзогчен. Он получил множество учений Дзогчена от самого важного учителя монастыря Миндроллинг — Минлинга Терчена. Пятый Далай-лама обладал этим знанием, и Пятый и Шестой Далай-ламы нарисовали в храме видения тогел. В то время комментарий Вималамитры был обнаружен, но, конечно, они держали его в тайне и не обнародовали. В монастыре Дрепунг была найдена личная библиотека Пятого Далай-ламы, потому что, когда он был молод, прежде чем стать правителем Тибета, он жил в монастыре Дрепунг, где и имел свою собственную библиотеку. Позже, когда он стал очень известным и важным, он переехал во дворец Потала, но его библиотека осталась в монастыре Дрепунг. Этой библиотекой особо никто не пользовался, но она оставалась там и считалась очень важной, так как это была библиотека Пятого Далай-ламы. Чтобы её посетить, требовалось специальное разрешение, но такое разрешение было нелегко получить. Так прошло много веков.

После культурной революции там был обнаружен комментарий Вималамитры. Как это произошло? Когда началась культурная революция, тибетцы боялись, что всё будет уничтожено, поэтому все книги Пятого Далай-ламы были спрятаны в маленькой комнате. После культурной революции некоторые молодые тибетские студенты обнаружили скрытую библиотеку и попросили у местного правительства разрешение её использовать. Но они получили разрешение только на то, чтобы сделать список, или каталог, всех содержащихся там книг. Поэтому они составили такой список. Эти студенты обучались в Тибетской научной школе в Лхасе, где многие молодые тибетцы учатся после окончания университета. Я дважды посещал эту школу, чтобы преподавать древнюю историю и тибетскую культуру, поэтому мы все хорошо друг друга знали, и те, кто сделал этот список, показали мне его копию. Взглянув на неё, я увиделв нём комментарий Вималамитры на тантру Дра Талгьюр. Я был очень удивлён, потому что я никогда не знал о его существовании. Я попросил их сделать копию этого комментария, потому что для меня и для учения Дзогчен это было очень важно. Они сказали, что им не позволяют сделать это, поскольку у них нет разрешения. Я попросил их сделать копию тайно, и через год им удалось сделать фотокопию и отправить её мне. Она состояла из 334 страниц. Тибетские письменные страницы довольно широкие, и обычно одна страница имеет только шесть строк, но в этом тексте было девять строк и он был написан на обеих сторонах листа, так что каждая страница содержала восемнадцать строк. Я нашёл в тексте много ошибок, потому что копии были рукописными. В некоторых местах ошибок было больше, а в некоторых меньше, потому что текст копировали разные люди. Некоторые переписчики знали больше и писали немного лучше, другие имели меньше знаний и делали больше ошибок. Тогда я подумал, что, поскольку это очень важный текст, я должен набрать его на компьютере, чтобы он стал доступен для всех.

Я начал эту работу и проработал в течение нескольких недель. Затем я подумал, что не смогу её закончить, потому что я старею и там так много страниц, что я просто никогда не закончу. Поэтому я остановился. Однако через несколько месяцев я подумал, что даже если я не закончу эту работу, уж лучше я попробую её доделать, иначе никто этого не сделает. Эта книга очень важна для всех людей, интересующихся учением Дзогчен. Поэтому я продолжил, хотя времени у меня было немного, потому что я ездил везде с ретритами. Но когда у меня было время, я днём и ночью записывал этот текст. Через два года я набрал весь текст на компьютере. Затем я обнаружил, что не очень хорошо его скопировал, потому что я читал и записывал всё правильно, не отмечая ошибки в исходном тексте, поэтому моя цифровая копия не была копией оригинального текста. С научной точки зрения, мы должны знать изначальную версию, иначе никто не узнает, каким был оригинальный текст. Я проделал всю работу снова, исправляя и возвращая все первоначальные ошибки. Так что в конце концов появилось два тома. Через год-два я закончил работу, отметив, где был оригинальный текст и где были мои исправления, иначе бы она не имела никакой ценности. Примерно в то время я нашёл ещё одну оригинальную копию комментария на тантру Дра Талгьюр.

До этого в Тибете эта книга была неизвестна, но позже в восточном Тибете жил Катог Ситу Ринпоче, очень образованный учитель. Он был очень важным перерождением, который очень интересовался учением Дзогчен. Он ездил по всему центральному Тибету, а также Непалу и Индии в поисках оригинальных текстов учения Дзогчен. Он нашёл много комментариев на тантры Дзогчена, скопировал их и привёз в свою резиденцию в монастыре Катог. Он хотел напечатать их, чтобы показать, что они были важными текстами и комментариями по Дзогчену. Но когда он вернулся из своих путешествий, он прожил недолго и через несколько лет скончался. Его библиотека оставалась там, но никто не понимал, что в ней было. В древние времена этот монастырь был очень известен учениями Семде и Лонгде Дзогчена. Там эти учения изучали и применяли, и существовала очень богатая линия передачи и традиция. Но к тому времени все ламы монастыря Катог стали очень известными перерожденцами, которые интересовались только строительством красивых храмов и т.п., а не обучением. Поэтому они потеряли некоторые из прежних качеств, и никто больше не думал о библиотеке Катога Ситу Ринпоче.

Позже, не так давно, один учёный кхенпо захотел взглянуть на тексты в этой библиотеке и обнаружил все комментарии на Дра Талгьюр и небольшие комментарии на тантры из Упадеши Дзогчена. Он попытался опубликовать все эти тексты в разделе Кама школы Ньингма. Когда я обнаружил эти копии, я сравнил копии [комментария] Пятого Далай-ламы и Катога Сита Ринпоче и понял, что их источник не один и тот же. Первоначально обе копии были написаны от руки, но вместо рукописной копии книги Катога Ситу Ринпоче, у меня была только публикация кхенпо. Также я обнаружил, что иногда в экземпляре Пятого Далай-ламы некоторые строки отсутствовали, а некоторые слова были другими. Сравнивая эти версии, я проработал над ними два года и сделал много исправлений. Позже я принял все исправления для тех, кому интересно прочитать исправленную версию тантры Дра Талгьюр. Вместе с версией, где показаны исправления, и оригинальным текстом, всего я подготовил шесть томов, которые представил на Дзогчен-форуме в Москве много лет назад. Это одна из моих работ.

Тантра Дра Талгьюр — это очень важный источник учения Дзогчен. Когда мы обращаемся к сути учения Дзогчен, то самым важным текстом является Дордже Семпа Намка Че. Это не тантра, а лунг. В учении Дзогчен текст, содержащий все полные объяснения основы, пути и плода, называется коренной тантрой. В учении Ваджраяны коренная тантра имеет десять качеств. Текст, объясняющий только некоторые из них, не является коренной тантрой. В учении Дзогчен это иначе, но [объяснения] основы, пути и плода должны быть полными. Тогда такой текст становится коренной тантрой. В лунге содержатся самые важные положения тантры. Если в тантре, например, есть десять глав, то, возможно, в некоторых из них не содержится самая суть учения, и только в двух или трёх главах представлена суть всего. Когда такой учитель, как Гуру Гараб Дордже, а также некоторые махасиддхи, находящиеся в разных измерениях, обнаружили эти тантры, они взяли из них суть и составили лунг. Дордже Семпа Намка Че — это лунг, суть учения Дзогчен. Когда Вайрочана стал переводить учение Дзогчен на тибетский язык, сначала он перевёл пять текстов. Четыре из них являются лунгами, а не тантрами: тантры были переведены позже. Лунги являются более сущностными, более важными. Одним из первых лунгов, переведённых Вайрочаной, был не оригинальный лунг учения, а текст Чангчуб Семгон, написанный Маджушримитрой для ознакомления буддистов с Дзогченом. Среди этих пяти текстов есть Дордже Семпа Намка Че, который Гараб Дордже читал вслух будучи маленьким мальчиком, не потому, что он узнал его от кого-то, а потому, что он был эманацией Будды Шакьямуни.

Первым из двенадцати изначальных учителей был Тонпа Нангва Тампа, а последним — Будда Шакьямуни, который не передавал учение Дзогчен напрямую. В действительности, из двенадцати учителей кто-то учил Дзогчену прямо, а кто-то косвенно. Будда Шакьямуни не передавал учение Дзогчен, но мы считаем учение Дзогчен буддийским учением, потому что Гараб Дордже был эманацией Будды Шакьямуни. Именно поэтому его учение считается учением Будды Шакьямуни.

Когда мы следуем буддийскому учению, важно знать, что учение Будды — это не только устное учение, которое он передавал в Индии. Будда обладает всеведением, он полностью просветлённое существо и имеет много возможностей доносить знание, поэтому у буддийского учения есть много аспектов, а не только тот, которому учили в Индии. В Тибете у нас есть собрание всех учений Будды под названием Кангьюр. «Ка» означает «слово Будды», а «гьюр» — «переведённое в древности с санскрита на тибетский». Кангьюр состоит из 108 томов. Это не значит, что все они передавались в Индии в Бодхгайе или где-то ещё в качестве устных учений. В священных местах Индии, таких как Раджгир на Вершине грифа, Будда учил Махаяне, но большинство учений Махаяны не являются устными учениями, распространившимися в Индии.

Когда Будда проявил паринирвану, или смерть, сразу появились восемнадцать разных школ Хинаяны. В то время Махаяны не было. Махаяна была действительно слаба, и никто не представлялся последователем Махаяны. Школы Хинаяны сражались друг с другом. Сегодня в Южной Азии осталась Тхеравада, одна из 18 школ, но Тхеравада не представляет все школы Хинаяны.

Махаяна развивалась в разных измерениях, а не только в человеческом. Как же она развивалась в человеческом измерении? Не только через речь Будды. У учения Будды есть три или четыре разных аспекта. Один из них — это шалне сунгпей ка, то есть «посредством речи Будды»: люди слушали учение, а затем записывали его. Это сутры.

Второй аспект — это джесу нангвей ка, то есть люди, уполномоченные Буддой, а не сам Будда. Например, Праджняпарамитахридая-сутра является самой сутью парамит в Махаяне и очень распространена в Китае, Японии и Индии. В этой сутре также говорится, что нет глаз, нет ушей, носа и т.д., и в конце говорится, что нет пути, нет мудрости, нет достижений и т.д., только полная пустота, или шуньята.

Это очень важная сутра, и из вступления к ней вы можете понять её происхождение. В тханках Будды есть два стоящих монаха: Шарипутра и Маугдальяяна, или Могальяна. Они символизируют традицию Хинаяны, но на самом деле Шарипутра обладал полным знанием Махаяны, поэтому он спросил Будду: «Как мы можем понять полную пустоту?» Будда сказал: «Пожалуйста, спроси Авалокитешвару». Поэтому Шарипутра спросил Авалокитешвару, пока Будда пребывал в состоянии созерцания. Тогда Авалокитешвара объяснил, что нет глаз, нет ушей и т.д. Все эти объяснения были даны Авалокитешварой. Но мы не считаем, что этой сутре учил Авалокитешвара, мы говорим, что это сутра Будды. Хотя эти слова были произнесены Авалокитешварой, это всё равно учение Будды. Будда находился в состоянии созерцания, и в тот момент он был неразделен от состояния Авалокитешвары, поэтому это стало учением Будды. Разница возникает из нашего двойственного видения. Это не единственная сутра такого рода, мы просто используем её в качестве примера. Если вы прочитаете Кангьюр, то сможете найти много сутр, на которые Будда дал разрешение и которые стали учениями Будды. Многие учения Будды в Махаяне называются чингьи лабпей ка: Будда наделил что-то силой и благодаря этому появилось учение, которое не было произнесено им изустно. Существует много таких учений, самым важным примером которых является сутра из Кангьюра, в которой говорится о том, что в измерении богов был большой барабан, который издавал звук, который был учением. Когда Будда наделял объекты силой таким образом, на то была причина. В тот момент и в том измерении необходимо было иметь такие знания и учение. Кто-то записал это, и эта сутра стала учением Будды. Есть много подобных учений Будды. Также в некоторых местах учения появлялись из ступ, камней, деревьев. Вы можете понять это, почитав Кангьюр.

В Индии Будда проявил такие тантры, как Калачакра, но не устно, а через проявление. Будда проявил себя как Калачакра и передал его тантру. То же самое относится и к проявлениям Хеваджры и Чакрасамвары, мирным, радостным, гневным и т.д. Эти учения связаны с преображением и проявлением. В Кангьюре есть много тантр, представленных как учение Будды.

Другим способом является лунгду тенпей ка: это пророчества Будды. Например, Будда дал учение о причине и следствии в Четырёх благородных истинах, и оно распространилось в учении Сутры. Затем кто-то спросил его, как нам выйти за рамки причин и следствий, и Будда ответил, что в своё время появится учитель, который даст учение за пределами причины и следствия. По этой причине, Гараб Дордже считается эманацией Будды Шакьямуни.

Вначале об этом никто не знал. Когда Гараб Дордже был маленьким мальчиком, читавшим вслух Дордже Семпа Намка Че, в Уддияне было много царских учителей, потому что царь, будучи очень преданным Будде Шакьямуни, пригласил многих пандитов, чтобы те стали его учителями. Когда пандиты услышали, что мальчик Гараб Дордже объясняет, как выйти за пределы причин и следствий и что все учения, не выходящие за рамки причин и следствий, не являются совершенными полными учениями, а только временными, то они забеспокоились. Ведь учение Будды было основано на причине и следствии, поэтому Гараба Дордже посчитали опасным. Пандиты отправили сообщение в знаменитый индийский университет Наланда, где жило множество пандитов школы Йогачара, заявив: «Вот что декламирует один мальчик. Когда он вырастет, он может стать опасным для нашего учения. Мы должны отправиться в Уддияну, чтобы одолеть его и устранить эти идеи».

Тогда Гараб Дордже попросил свою мать-принцессу разрешить ему поспорить с пандитами, на что она ответила: «Ты не можешь дискутировать с пандитами, у тебя ещё не сменились зубы». Через некоторое время группа пандитов, среди которых был Манджушримитра, лучший пандита школы Йогачара, отправилась из Наланды в Уддияну. Они путешествовали много месяцев, потому что в то время Уддияна находилась в нынешнем Пакистане, где теперь управляют талибы. Прибыв туда, они отправились к Гарабу Дордже и начали с ним спорить. Он ответил всего несколькими словами, и Маджушримитра, благодаря своей хорошей карме, сразу же пробудился и понял, что Гараб Дордже был эманацией Будды. Он сказал: «Я накопил очень плохую карму из-за того, что не узнал, что ты являешься эманацией Будды Шакьямуни. Что мне сделать, чтобы очистить её?» Гараб Дордже ответил: «Не волнуйся, ты можешь написать книгу, объясняющую, что ты понял, на языке Йогачары». Таким образом, Маджушримитра написал Чангчубкьи Семгон, или Дола Сершун.

Чангчубкьи Семгон подобен медитации на бодхичитту, где бодхичитта означает изначальное состояние, а не сострадание, как это принято понимать в стиле Сутры. В выражении Дола Сершун «до» означает камень. Когда у вас нет знания, вы видите только камень. Но потом вы обнаруживаете, что это чистое золото. «Сершун» означает «хорошо очищенное золото». Маджушримитра написал эту книгу, отправил её в Наланду, и все поняли, что учение Гараба Дордже было сущностью учения Будды Шакьямуни. Маджушримитра стал самым важным учеником Гуру Гараба Дордже. Также его учеником стал Туво Раджахасти, ещё один пандита из той группы, и они изучили Семде, Лонгде и Упадешу. Во времена Гуру Гараба Дордже не существовали тантры Дзогчена, но сегодня у нас есть все тантры Дзогчена, потому что их передал Гараб Дордже. Он заново передал большинство учений, переданных двенадцатью учителями Дзогчена.

К счастью, сегодня благодаря Гарабу Дордже у нас есть все эти тантры. Он не сочинил их, но сам написал несколько книг. Например, комментарий на тантру Манджушри, а также некоторые наставления Семде Дзогчена, которые мы используем сегодня. Многие лунги, а не только эти пять, называются учением Дзогчен. Когда Гараб Дордже проявил радужное тело, Маджушримитра получил три завета, объясняющие, как передать учение Дзогчен ученикам, как применять практику Дзогчена и как продолжать пребывать в состоянии Дзогчен. Это три завета Гараба Дордже.

Зная, что они чрезвычайно важны для сохранения учения Дзогчен, Маджушримитра разделил все учения Гараба Дордже на три раздела, которые были связаны с тремя заветами. Первый завет — это «прямое введение». Кто-то говорит, что традиционно мы должны выполнить предварительные практики, т.е. нёндро (что означает подготовку), прежде чем получить настоящее учение. Однако традиции Гелуг и Сакья не включают гуру-йогу в нёндро. Они совершают простирания, связанные с физическим телом, практику Ваджрасаттвы для очищения и подношение мандалы для накопления заслуг. Традиции Кагью и Ньингма, по крайней мере, включают в нёндро гуру-йогу, но на данном этапе трудно понять её истинный смысл.

Это традиционный способ для поддержания школы и т.п., но не для реализации. Если вам нравится, вы можете это делать, но иногда это не соответствует нашему состоянию. Когда я первый раз посетил США, в Бостоне был центр школы Кагью, который пригласил меня провести лекцию по Дхарме. Когда я приехал туда, я увидел очень элегантного джентльмена и подумал, что он пришёл послушать мои объяснения, но он сказал: «Я хочу поговорить с вами об одной важной вещи». Я ответил, что это был не подходящий момент, потому что мне нужно читать лекцию, и мы поговорим позже. Затем я читал лекцию в зале и через окна увидел, что джентльмен снаружи ходит вверх и вниз. Я понял, что его не интересует моя лекция. После он подошёл ко мне и сказал: «Я хочу спросить у вас кое-что, потому что я слышал, что вы не только учитель, но и тибетский врач». Он объяснил свою проблему, и было ясно, что у него стал развиваться паралич. Я сказал, что это связано с негативной провокацией, что это не обычная болезнь, и что он должен делать практику, чтобы взять эту негативную энергию под контроль. Я спросил, делает ли он какую-нибудь практику, и он сказал: «Да, у меня есть учитель и я делаю предварительные практики нёндро». Я сказал: «Вам повезло, что у вас есть учитель. Попросите его дать вам передачу на практику Ваджрапани. Тогда вы сможете выполнить интенсивную практику и, таким образом, взять под контроль негативную провокацию. И если вы будете использовать лекарства, методы лечения и т.п., они станут очень полезными, потому что негативная провокация взята под контроль». Он сказал «ок» и ушёл, не попросив меня дать передачу на практику Ваджрапани, потому что я не был его учителем.

В следующем году я отправился в то же место, чтобы провести ещё одну лекцию, и этот джентльмен снова подошёл ко мне до учения. Я спросил его: «Вы делали практику Ваджрапани?» Он сказал: «Нет, мой учитель не захотел дать мне эту передачу, потому что я должен сначала закончить нёндро». Он выполнял нёндро уже семь лет, но из-за своей нервной болезни не мог закончить простирания. Но всё равно он не попросил у меня передачи. Я сказал ему настоять на том, чтобы его учитель дал ему передачу этой практики. В тот раз он пришёл на мои учения, и, зная, что он был там, я очень доходчиво объяснил, что такое негативные провокации, как мы их получаем и как справляться с ними в обычной жизни. Но он так и не попросил меня передать ему практику Ваджрапани.

Затем я не видел его некоторое время, и через три-четыре года, когда мы делали ретрит в Цегьялгаре, он появился там. Он немного постарел, ослеп и шёл с собакой и тростью. В нашу первую встречу он был очень красивым человеком, а теперь полностью изменился. На этот раз он был заинтересован в моем учении и пошёл на мой ретрит. Конечно, я передал практику Ваджрапани, но было уже слишком поздно. Через несколько лет я спросил людей, что с этим человеком, и они сказали, что он умер.

Недостаточно только готовиться. Нужно практиковать. В противном случае, как я всегда говорю своим ученикам, если вы делаете только предварительную практику и не понимаете истинного смысла учения, вы уподобляетесь голубям. В Тибете говорят: вечером они летят куда-то ночевать, там они поворачиваются на правую сторону, затем на левую сторону, всегда пытаясь найти удобное положение, но так и не находят его. Они всегда только готовятся и никогда не спят до утра.

Действительно, в учении мы должны обращаться к сути, иначе не будет большой пользы. Когда я начал передавать учение Дзогчен, многие тибетские учителя критиковали меня прямо или косвенно, говоря, что Намкай Норбу передаёт Дзогчен ученикам, которые ещё не сделали нёндро. Но я не беспокоюсь, потому что я разбираюсь в учении Дзогчен. Гараб Дордже сказал, что первое — это прямое введение от ума к природе ума, что является основным путём к реализации. Это то, что я уже объяснил. Гуру-йога Ати — это введение. Есть разные способы введения, но по сути я учу именно так. Я не спрашиваю людей, делали ли они предварительные практики или нет. Я их не передаю. Мы очень хорошо знаем, что жизнь коротка, и мы стараемся делать всё возможное, чтобы получить какую-нибудь пользу. Поэтому я не беспокоюсь, ведь Гараб Дордже не сказал сначала делать предварительные практики. Он обладал всеведением и, если бы было необходимо, он бы дал четыре завета, сказав, что сперва — предварительные практики, а затем — прямое введение.

Второй завет — не оставаться в сомнении. Если вы остаётесь в сомнении, вы не сможете обрести реализацию. По этой причине вы следуете таким учениям, как Лонгде. Наконец, когда вы на 100% уверены в своей истинной природе, вы объединяете всё в этом состоянии. Это третий завет Гуру Гараба Дордже.

Позже учителя, которые критиковали меня, сами давали учения людям без предварительных практик, потому что они обнаружили, как нужно работать в этом обществе. Мы не всегда можем делать сложные вещи. Это соответствует учению Будды: мы должны давать учения в соответствии с условиями людей, их способностями и желаниями. Если люди заинтересованы, вы должны давать учение без ограничений. Будда сказал это в учении Сутры. Предварительные практики похожи на паспорт, но кому вы покажете этот паспорт, когда умрёте? Вы не сможете взять свой паспорт, вы должны оставить всё позади. В вашей жизни этот паспорт никто не проверяет. Ограничения в учении Дзогчен — это корень самсары, вы должны это обнаружить и освободиться от них.

Теперь я объясню Дордже Семпа Намка Че, очень важный текст, который также является сущностью учения Будды Шакьямуни. Я очень много работал над этим текстом. Существует много оригинальных версий Дордже Семпа Намка Че. Сначала я сравнил все строфы пяти разных оригинальных текстов, а затем составил окончательный текст. Это одна из работ, которую я делал в течение длительного времени. После этого я проверил, как каждая строфа Дордже Семпа Намка Че объясняется в комментарии Вайрочаны. Вайрочана перевёл много учений Дзогчена. Он отправился в Уддияну, где встретился со Шри Симхой, который также написал комментарий к этому тексту. У нас есть разные издания этих комментариев. Наиболее важным изданием этих текстов является Вайро Гьюдбум, коллекция тантр и учений Вайрочаны, которая была недавно обнаружена в Ладакхе. В Тибете я никогда не слышал, чтобы существовала коллекция текстов Вайрочаны. Даже когда я приехал в Индию, я не слышал об этом.

В Ладакхе был один Тогден, скорей всего, из традиции Кагью. На границе между Ладакхом и Тибетом жила старая древняя семья, и когда один из членов семьи умер, они пригласили этого Тогдена делать пуджи в течение 49 дней. Живя там, он обнаружил очень древнее рукописное издание Вайро Гьюдбум. Он не очень хорошо разбирался в этих учениях, но знал, что это очень древние и важные тексты. Так что семья поднесла эти книги ему. Тогден был счастлив и привёз их в Ладакх. Позже они были опубликованы в Ладакхе в Таши Гонпа. Когда я получил информацию о том, что кто-то опубликовал эти тексты в Ладакхе, я сразу же получил их копию. В них содержатся все коренные лунги Дзогчена, пять лунгов, переведённые Вайрочаной, и некоторые наставления, которые не были известны вообще. Некоторые из них представляли собой рукописные тексты. Я перекопировал и исправил их за несколько лет. Теперь у меня есть все эти книги, в частности, коренной текст Дордже Семпа Намка Че, комментарий Шри Симхи и комментарий Вайрочаны. Я набрал их все на своем компьютере.

Позже в Дордже Семпа Намка Че я расставил слова в совершенном порядке и сделал еженедельный календарь для практикующих Дзогчен. Так что теперь есть возможность его изучать, на каждую из 52 недель в году приходится только один стих, а иногда и два стиха. Наш переводчик Адриано перевёл Дордже Семпа Намка Че, и теперь всё готово. Я хочу дать вам передачу на этот текст, немного его объяснить, чтобы вы могли его читать.

Устные учения, данные Чогьялом Намкаем Норбу в Намгьялгаре, Австралия, 3-8 ноября 2015 года

Публикация Shang Shung Publications 2017 года (перевод на русский язык готовится в настоящее время российским Издательством Шанг Шунг — прим. ред.)