Как я встретила Чогьяла Намкая Норбу

Red-crop-470x350

Ред Хардингем

Я родилась в Китае и выросла во время культурной революции, а в 14 лет переехала в Гонконг. Люди называли меня Красная, потому что мое китайское имя Лиу Дан Хонг означает «красный пион». В гонконгской школе мое имя перевели на английский, и Ред стало моим прозвищем.

Когда мне было 23 года, я познакомилась в поезде со своим сифу — мастером тайцзицюань, который был и буддистом и даосом. Он был мирянином, одевался обыкновенно и учил в очень простой манере, никогда не преследуя цели прославиться. С ним я стала изучать тайцзицюань, но вскоре поняла, что не подхожу для этой дисциплины. Но мой сифу продолжал оказывать на меня влияние. Он дал мне много общих советов о жизни, рассказал мне о Будде, читал мне даосские и буддийские стихи. Когда мне исполнилось 25, я решила поехать учиться в Англию, и он передал мне мантру Om mani padme hum, которую я много начитывала.

Через десять месяцев после того, как я уехала из Гонконга, я вышла замуж и поселилась с моим новым английским мужем в Салисбери. У меня было две дочери: Кимберли, которой сейчас 19 лет и Элла, которая, к сожалению, умерла от опухоли мозга в возрасте 3,5 лет. У моего мужа был бизнес по продаже и установке каминов, а я управляла небольшим отелем в нашем доме. После смерти Эллы мы удочерили китайскую девочку по имени Тин, которой сейчас 12 лет.

Одна из наших английских подруг, крестная моей дочери, была буддисткой в традиции Тхеравада. Через нее я стала посещать тхеравадинский монастырь Амаравати в пригороде Лондона, где живет известный американский монах Аджан Сумедхо. Мы также посещали летние обучающие собрания в большом загородном доме, который называется Пустынный Дом, где проводились семинары многих разных духовных традиций. Одним из ведущих оказался гелугпинский монах из Катманду, которого звали Геше Нгаванг Шераб. Я помню, как мы сидели на улице под деревом, а он учил в очень расслабленной, открытой и простой манере, рассказывая об эмоциях и уме. На протяжении нескольких лет он принимал приглашение посещать нас в Салисбери, где собиралась небольшая группа, чтобы получать учения в неформальной обстановке. У Геше Ла было много учеников в Южной Америке, и он рассказывал нам о другом тибетском ламе, который учит в Венесуэле, но тогда я не знала, что он говорит о Чогьяле Намкае Норбу.

В то же время другой гелугпинский учитель — Геше Таши из лондонского центра Джамьянг, — также приехал в Салисбери, и я также посещала его группу. Геше Нгаванг Шерап и Геше Таши вместе учились в колледже, но учили очень по-разному. Стиль Геше Таши был более формальным: от него я узнала основные буддийские идеи, такие как Четыре благородные истины, путь просветления и двеннадцатичленная цепь взаимозависимого происхождения. Я не большой интеллектуал, так что обучение давалось мне нелегко. В этот же период я впервые увидела красивую тибетскую певицу Юнгчен Лхамо, которая выступала на мировом музыкальном фестивале и имела удовольствие провести с ней некоторое время. Некоторые ее песни мы сейчас поем и танцуем с Ринпоче в Дзогчен-общине.

Позже, когда заболела моя дочь Элла, я познакомилась с замечательными буддистами школы Чистой Земли из храма Фо Куань Шан, что находится в Лондоне. Они приходили к нам в детскую больницу в Лондоне и, в конце концов, помогли организовать Элле буддийские похороны в Салисбери. Я провела много воскресений в их храме и приняла пять заповедей от их почтенного учителя Син Юна. Я должна была надеть особые коричневые одежды по этому случаю и продолжала надевать их дома, когда делала практику. Я даже спрашивала этих буддистов, могу ли я стать монахиней на Тайване, но они сказали, что я слишком стара!

В следствие знакомства с Геше Таши, в 2008 году я посетила институт ламы Цонкапы в Помайе, в Италии, недалеко от Меригара. Я увидела объявления о ретритах Чогьяла Намкая Норбу и заинтересовалась. Однажды группа людей из Помайи решила поехать в Меригар, но к моему огромному разочарованию, для меня в машине не осталось места. Я проживала в Англии далеко оттуда, и я не знала, будет ли у меня еще шанс увидеть Ринпоче. Пришлось довольствоваться чтением своего экземпляра книги «Кристалл и Путь Света».

Но, как оказалось, я увидела Ринпоче всего 2 года спустя, когда он приезжал в Лондон в 2010 году. Это был его первый визит в Великобританию с 1998 года. Один из моих гелугпинских друзей ушел с учения Ринпоче о трех заветах Гараба Дордже, однако мне было комфортно, я чувствовала с ним связь. Энергия и атмосфера ретрита была особой: я была удивлена теплотой собравшихся и тем, как они были заинтересованы в своей практике. Я помню, что очень удивилась, когда Ринпоче сказал, что алкоголь может помочь расслабиться — довольно сильный контраст с той точкой зрения, которая обычно существует в буддийских кругах. И самое главное, когда Ринпоче давал прямое введение, у меня был интересный опыт. Я действительно почувствовала, что нашла своего Учителя.

В последний день ретрита я присоединилась к длинной очереди, чтобы познакомиться с Ринпоче. Я приготовила всякие вопросы, связанные с даосизмом и моим предыдущим буддийским опытом, которые крутились у меня на уме. Но когда подошла моя очередь, я увидела, что Ринпоче выглядит уставшим и решила не беспокоить его своими вопросами. Вместо этого я поздоровалась с ним и поблагодарила за учение. Затем я спросила его, любит ли он китайскую еду — это был мой вопрос! «Да», —ответил он, и я выразила надежду, что когда-нибудь у меня будет возможность приготовить что-нибудь для него. «Посмотрим», сказал он и пожал мне руку. На этом наша встреча завершилась.

Через два года моя мечта исполнилась. В мае 2012 года Ринпоче давал учение о Песне Ваджры в Гонконге. Я взяла свою маму на ретрит, и как-то раз я приготовила обед для Ринпоче в его номере в отеле.

Вот так я и встретила Ринпоче.
redhardingham@hotmail.com