Интервью с Элиасом Каприлесом, инструктором Санти Маха Сангхи

«Зеркало»: Как вы занялись изучением Санти Маха Сангхи и были ли ваши научные знания полезными во время ваших занятий?

Элиас  Каприлес:  Для сдачи обычного экзамена базового уровня я учился довольно интенсивно, возможно, четыре года, и наизусть знал все темы, хотя я, в первую очередь, забочусь о сути учения — его истинном значении и его реализации. И на самом деле, хотя мое понимание учений СМС с течением времени кажется всё более глубоким и я часто преподаю СМС, в настоящее время я не помню всех тем наизусть.

IMG_4285-e1496092376306

Что касается моего академического опыта, он, вероятно, помог, но это не было главным фактором. С 1973 по 1983 годы я был в Индии и Непале. В Непале профессор и учитель Дзогчена пригласил меня учиться вместе с ним в индийском университете. Тем не менее, примерно в то же время я получил передачу трегчо Дзогчена и некоторые конкретные учения Ану-йоги от Тинлея Норбу Ринпоче, поэтому я отказался от приглашения профессора и решил отправиться в горы в ретрит и посвятить себя практике. Затем, прежде чем отправиться в горы, я отправился за благословением к Дуджому Ринпоче и он сказал мне, что я должен прийти на следующий день. И в тот день он дал мне очень подробные и конкретные наставления по моему ретриту. То, что я испытал в этом и последующих ретритах, определённо было гораздо более полезным для понимания и постижения сущности СМС, чем то, что я мог бы узнать в университете, и чем бы ни был академический опыт, который у меня мог быть.

Затем, в 1978 году, я познакомился с Чогьялом Намкаем Норбу, который преподавал в Боднатхе, и так глубоко ощутил связь с мастером, что сразу написал о нём стихотворение. Более того, я нашёл его стиль преподавания соответствующим нашему времени. Позже я пригласил его в Венесуэлу и начал у него учиться. Затем я стал преподавателем СМС.

«Зеркало»:  Вы много времени провели в ретритах?

Элиас  Каприлес:  Я никогда не уходил в ретрит на 9 лет, 9 месяцев и 9 дней или 7, 7, 7 или даже 3, 3, 3, потому что такие ретриты меня не интересовали, и, с другой стороны, виза, которую мне давали непальские власти каждый раз, когда я въезжал в страну, длилась всего три месяца. Поэтому я оставался в горах в течение 3 месяцев, спускался в Катманду, ехал в Индию, возвращался и снова поднимался в горы. Таким образом, я провёл довольно много трёхмесячных ретритов, но я никогда не делал более длительных. Я сосредоточился на трегчо, хотя я делал две практики Ану-йоги, одна из которых включала в себя ритуальную часть.

«Зеркало»:  Скоро в Дзамлинг Гаре пройдёт экзамен по СМС. Что бы вы посоветовали ученикам, готовящимся к экзамену?

Элиас:  Несмотря на то, что для сдачи экзамена необходимо интеллектуальное знание всех тем, я считаю, что для своей духовной эволюции гораздо важнее понять реальный смысл того, что изучается. И в этом отношении, я думаю, есть два ключевых момента. (1) Первый заключается в том, чтобы провести различия между принципами разных учений в «Драгоценном сосуде», чтобы не озадачиваться кажущимися противоречиями: (а) среди учений, относящихся к различным колесницам Сутры, учений, относящимся к различным тантрическим колесницам, и учений, которые относятся к различным разделам Дзогчена, (б) среди внешних, внутренних и тайных значений и (в) между временными и окончательными значениями. (2) Во-вторых, необходимо интенсивно делать практику, которая является частью изучения базового уровня СМС, и, в частности, семдзины, рушены и три разновидности 7-го лочжонга. Несмотря на то, что вы не добьётесь реализации, интенсивно выполняя эти три вида практики, вы можете получить определённый опыт. На основе этого опыта вы сможете получить хотя бы некоторые проблески ригпа, попробовать единый вкус ригпа и начать отличать ригпа от разнообразных простых переживаний, понимая, как они обычно смешаны. И после этого вы сможете научиться использовать опыт в качестве топлива для поддержания состояния ригпа. Я думаю, что практика — это ключ к пониманию истинного смысла всего, что связано со всей СМС.

«Зеркало»:  Расскажите о вашей недавней публикации «Узор мысли Нагарджуны». Каким образом эта книга полезна для практикующих Дзогчен?

Элиас:  Я думаю, это зависит от менталитета человека. Есть два способа, с помощью которых легко обрести полную реализацию Дзогчена. (1) Один из них — быть довольно простым, бесхитростным и не слишком умным: можно реализоваться, применяя пошаговые инструкции, без необходимости много изучать. Поскольку у такого человека не слишком развитый интеллект, у него нет большого количества сомнений, которые требуется очистить и, следовательно, он может обладать сердечным доверием и верой. (2) Другой способ заключается в том, что у человека очень сложный интеллект, но он его исчерпывает: он тщательно изучает учения, проверяя их с очень критическим отношением (сам Будда сказал, что его учения похожи на золото, и их следует проверять тремя способами, которыми проверяют золото, чтобы определить, являются ли они истинными и действенными, или ложными и бесполезными), а затем правильными рассуждениями опровергает и нейтрализует все неправильные предположения до того, как начнёт практиковать. Только для таких смышлёных людей эта книга может быть полезна.

Книга посвящена философии Прасангики-Мадхьямаки, которая в соответствии с текущей версией Драталгьюр является точкой зрения Дзогчена. Конечно, на самом деле Дзогчен — это не Прасангика-Мадхьямака, поскольку Прасангика-Мадхьямака — это Сутра, а не Дзогчен, и даже не Тантра. Поэтому мы не можем сказать, что Прасангика — это то же самое, что и Дзогчен. Но если мы учитываем различия в подходах, реализациях и т.д., то это одна из систем, которые соответствует Дзогчену больше, чем остальные системы Сутры.

Учителя движения риме, за исключением Мипама Ринпоче, который был приверженцем Прасангики, утверждали, что Махамадхьямака является ближайшей к Дзогчену системой Мадхьямаки. Прасангика не учит пустоте существования другого, чему учит Махамадхьямака, но способы, которыми обе школы объясняют пустоту самосуществования всех явлений, такие же, как в Дзогчене. Поэтому, на мой взгляд, обе системы совместимы с Дзогченом, который, надо заметить, использует много терминов третьего поворота колеса учения.

Во всех колесницах, кроме Дзогчена, и в соответствии с одним из смыслов этого тибетского термина, тава относится к интеллектуальной точке зрения. Однако в учении Дзогчен тава понимается в другом смысле этого термина, который относится не к интеллектуальной точке зрения, а к той, что связана с видением. Фактически, в контексте Дзогчена я обозначаю этот термин как видение, потому что тава Дзогчена — это прямое видение истинного состояния реальности, совершенно запредельное интеллекту. Это так, потому что всем мастерам Дзогчена очевидно, что слова и понятия никогда не смогут соответствовать реальности, и поэтому всё, что можно понять или сказать о реальности, просто неверно. Начнём с того, что истинное состояние реальности является непрерывным — это континуум, который как таковой не включает в себя разделения, разрывы или различия, тогда как мысли прерывисты: они устанавливают различия и (как свидетельствуют доктрины Дигнаги об апоха и аньяпоха) определяются путём исключения чего-либо другого. Мысли, которые являются прерывистыми и всегда что-либо исключают, не могут соответствовать тому, что является непрерывным и ничего не исключает. Фактически, мысли устанавливают пределы, представленные как углы или грани, тогда как истинное состояние реальности представлено как всеобъемлющее тигле или сфера, которая не имеет углов или граней. Только когда мысли разрушаются, в вашем ментальном потоке появляется истинное состояние реальности. Это истинное состояние сравнивается с солнцем, а наша сансара сравнивается с солнцем, закрытым облаками. Мысли — это облака. Как кто-либо может постичь солнце посредством облаков, которые его скрывают? Это абсолютно невозможно.

Таким образом, смысл тава Дзогчена состоит в том, что облака рассеяны и сияющее солнце реализуется вне всякой рассудочной интерпретации. И тогда вы понимаете, что все интерпретации ошибочны: все интерпретации были облаками, скрывавшими солнце.

Подлинная Прасангика соглашается с тем, что мысли подобны облакам, которые скрывают солнце, и только тогда, когда они рассеиваются, солнце может быть реализовано. Тем не менее, Прасангика является интеллектуальным путём в том смысле, что использует исчерпывающие аргументы, чтобы довести рассуждающий ум до того момента, когда он блокируется и, следовательно, терпит крах. В Дзогчене это необязательно. В Дзогчене вы получаете прямое указание на истинное состояние, прямое введение, о чём свидетельствует мудра Гараба Дордже, которая указывает в направлении позади глаз. Это наставление о том, как смотреть на ум так, чтобы наша двойственная структура восприятия субъекта-объекта испытала короткое замыкание и разрушилась, и, в свою очередь, могло проявиться истинное состояние, являющееся сущностью или природой ума, которую скрывает наш двойственный ум, что подобно тому, что облака рассеялись и сияющее солнце видится как оно есть.

Таким образом, подход Прасангики и Дзогчена — явно не то же самое, и, безусловно, Прасангика не может подвести нас к вершинам реализации, которые могут быть достигнуты с помощью Дзогчена, но у обоих есть свои средства, чтобы разрушить двойственный ум и интеллект. И именно поэтому эта книга может быть полезной для практикующего Дзогчен со сложным складом ума, интеллектуала.

«Зеркало»:  Вы написали много работ. Это ваша последняя книга? Вы сейчас работаете над новой публикацией?

Элиас:  Я опубликовал более пятнадцати книг. В конце 2013 года я опубликовал книгу в четырёх томах под названием «За пределами разума: трансперсональная и метатрансперсональная теория (подход Дзогчена)», которая оказала большое влияние на трансперсональную психологию.

Затем, в декабре 2016 года, я закончил книгу на испанском языке под названием «Шаманизм и Дзогчен», которая теперь находится в печати в издательстве Ediciones La Llave. Я написал её, потому что многие люди практикуют обе системы и не видят, что они абсолютно разные и взаимно противоречащие. Например, в южноамериканском шаманизме необходимо иметь доступ к реальности стихий, духов и демонов, которые обычные люди не видят. Согласно этой системе реальность, к которой относятся эти существа, является истинной реальностью, тогда как обычная повседневная реальность ложна. В Дзогчене смысл состоит в том, чтобы понять, что действительность стихий, духов и демонов, повседневная реальность, и, в действительности, все реальности, являются ложными, и освободиться от всех них. Например, в практике чод, которая сочетает в себе принцип Дзогчена с принципами других колесниц, вы вступаете в контакт с духами, демонами и стихийными существами, но вы делаете это, чтобы получить опыт чрезвычайного страха, а затем применить наставления Дзогчена, которые позволят как существам, так и вашему двойственному, ужаснувшемуся уму мгновенно раствориться, избавив вас от своей власти и вашей веры в них. И так как вы освобождаетесь от силы вашего ума, в то же самое время вы освобождаетесь от своей веры в обычную реальность и силы, которую эта реальность имеет над вами.

Сейчас я делаю последние штрихи к первому тому «Буддизма и Дзогчена» и собираюсь начать второй том той же книги. Они являются частью большой книги из нескольких томов, но предварительная версия первого тома уже доступна на моей веб-странице, где её можно свободно скачать (чтобы получить доступ к ней, перейдите по адресу http://webdelprofesor.ula.ve/Humanidades/elicap/en/uploads/Biblioteca/bdz-e.version.pdf, иногда URL-адрес не отвечает, но если это происходит, то при попытке позже он обычно открывается). После последних правок я отправлю этот первый том издателям.

«Зеркало»:  Большое спасибо, что уделили нам время.