Путешествие в Восточный Тибет

«Инсайт Турс» при Институте Шанг Шунг (Великобритания) недавно организовали уникальный тур по важным священным местам в Восточном Тибете. Тур, который проходил с 31 июля по 10 августа 2017 года, проводил специалист, гид-экскурсовод д-р Джамьянг Олифант. Уилл Ши, один из участников паломничества, поделился с читателями «Зеркала» своими впечатлениями от этой поездки. Фотографии для репортажа предоставили: Мария Симмонс, Джамьянг Олифант и Скотт Даймонд.

20930810_10156372549583475_1289543383_o-e1508142138928

Мы приехали в Китай в конце июля и первые два дня были в Чэнду, городе на юго-западе Китая (население ок. 14 млн человек), где мы отдыхали после долгих перелетов и привыкали к разнице часовых поясов. У этого города есть свои прелести: расслабленные и дружелюбные люди, хорошая острая еда, парки и много зелени. В этой поездке от Института Шанг Шунг, Великобритания, нашим гидом был Джамьянг Олифант, который организовал ее совместно с Ромео, нашим ваджрным братом из Швейцарии, который живет в Чэнду с 2011 г. Перед нашим отправлением в Кхам они несколько дней развлекали нас. Мы побывали в махаянском храме Бао-Гуан, пробовали классическую китайскую кухню, а также ходили в очень шумный тибетский ночной клуб, где певцы исполняли тибетские хиты, включая некоторые известные нам песни Кайта. Было очень весело. Тибетское население Чэнду насчитывает сотни тысяч человек, и это самая большая в мире диаспора тибетцев, сосредоточенных в одном городе и мирно уживающихся с местными китайцами.

dance-bar-tibetan-hot-pot

Живая музыка в тибетском танцклубе и сычуаньский котел, в котором обжаривают мясо и овощи во фритюре

Мы также в добровольно-принудительном порядке посетили заповедник больших панд, это было интересно, но больше всего нам там запомнилась изнуряющая жара и сотни людей, толкущихся в большой давке, чтобы сфотографировать панд. В Чэнду летом жарко и влажно, движение на дорогах очень интенсивное, а воздух загрязнен, как и везде в Китае. Это прибавило нам решимости поскорее добраться до Тибета.

На третий день мы отправились в Тибет. Мы ехали на минивэне, и нас было двенадцать человек, включая водителя и нашу молодую тибетскую проводницу и переводчицу Стеллу. Через пару часов езды система кондиционирования машины вышла из строя и потребовала ремонта. На склоне горы мы нашли чайную, где час или два смотрели по ТВ старый фильм про кунфу, пока ремонтировали машину. Позже в тот же день в Лудинге мы пересекли железный мост, который был построен Тангтонгом Гьялпо. На этом месте сейчас находится мемориал битвы, в которой китайские маоистские силы отразили наступление националистов из Гоминдана во время борьбы за власть в 1950-е гг. По дороге мы впервые попробовали тибетскую еду и заночевали в Дарцедо, приграничном городе, где начиналась зона тибетского культурного влияния на западе провинции Сычуань, которая также известна как Кхам (тиб. khams). Мы крепко спали на свежем горном воздухе, и высота была уже 2550 м.

Om-mani-padme-hum-mantras-painted-on-rocks

Мантры на склоне горы, изображенные с помощью белой ткани, и мантры Ом мани падме хум, нарисованные на скале

День 4. Мы пересекли наш первый высокогорный перевал — 4600 м — и побывали в первом сакьяпинском монастыре, построенном в этой местности, древней Лхакханг Гонпе. Мы проезжали мимо бесчисленных ступ и огромных мантр Ом мани падме хум, выложенных из огромных белых камней на горных склонах. Мы прибыли в Бамэй (3500 м) после долгой езды вдоль изобилующих зеленью холмов и ревущих рек — к удивлению тех, кто ожидал встретить пустынный климат, характерный для Западного Тибета.

Lungta-flags-on-the-mountain-pass-e1508144303453

Флаги лунгта на горном перевале

День 5. Один из членов нашей команды заболел, у него было сочетание желудочного недомогания и горной болезни. Джамьянг остался с ним, чтобы ухаживать за больным, и они догнали нас на следующий день после быстрого выздоровления. Не считая этого инцидента, мы относительно хорошо переносили высоту, принимая целый комплекс из специальных лекарств (диамокс), трав (родиола), витаминов и добавок. Проверка и сравнение показаний кровяного давления стало нашим вечерним ритуалом на больших высотах, где давление могло подскочить.

Yihun-Lhatso-lake-e1507800375491

Озеро Йихун Лхацо

Мы ехали семь долгих часов по живописной местности к деревне Дзогчен. По пути нам стали встречаться острые вершины снежных гор. Мы остановились, чтобы немного пройтись пешком, а кто-то захотел проехаться на лошади к великолепному озеру Йихун Лхацо. Его чистые синие воды были окружены высокими пиками, а на берегах были вырезаны мантры. Мы прибыли затемно к огороженному хутору, который принадлежал семье нашего гида Стеллы, родившейся в Дзогчене. По прибытии некоторые из нас были обеспокоены тем, что там все было очень скромно — душ отсутствовал, и был лишь один общий и очень простой туалет. Примитивные туалеты и частые остановки на пипи под открытым небом вообще были характерной чертой этой поездки, особенно учитывая то, что нам советовали пить больше воды, чтобы лучше переносить высотную болезнь.

Dzogchen-monastery-view-from-above-e1508142420538

Вид на монастырь Дзогчен с вершины холма

День 6. Мы проснулись, и нас ждал великолепный вид на ледниковую гору недалеко за монастырем Дзогчен. И тут благодаря живописным видам всех стали устраивать условия проживания, когда всё было очень просто, но чисто. Мы ели внутри какой-то палатки, типа тех, в которых живут кочевники, она стояла во дворе, и нам подавали лучшие момо из всех, что мы пробовали. Мы исследовали монастырь Дзогчен — огромное ослепительное место (дзогченовский Мар-а-Лаго, как назвал его Скотт Даймонд [прим. перев.: в Мар-а-Лаго находится дворец-резиденция Дональда Трампа]). Невообразимое количество золота и огромные гонпы, и все это в одном прекрасном комплексе, который занимает целую долину небольшого размера, а над ним возвышается ледник. После обеда мы отправились за монастырь пешком к пещере на горе, в которой Патрул Ринпоче написал «Слова моего всеблагого учителя». По счастливой случайности, 7-й Дзогчен Ринпоче (у которого есть еще одно перерождение в Индии) начинал давать последнее учение и лунг (lung) к проведенному им ретриту по тексту «Слова моего всеблагого учителя», сидя на улице перед пещерой, и нам удалось присоединиться к слушателям. Дзогчен Ринпоче, узнав, кто мы такие, очень положительно говорил о Чогьяле Намкае Норбу и передал в качестве дара для него шелковый хадак долгой жизни. На ретрите присутствовали в основном слушатели из Тайваня, Гонконга и Пекина. По всему Восточному Тибету можно увидеть множество китайских буддистов, совершающих паломничество.

The-7th-Dzogchen-Rinpoche-giving-teachings-on-The-Words-of-My-Perfect-Teacher-which-was-written-in-the-cave-in-the-picture-above-Dzogchen-monastery-467x350

7-й Дзогчен Ринпоче дает учение по тексту «Слова моего всеблагого учителя», который был написан в пещере,что на фото, выше монастыря Дзогчен

Вечером мы побывали у «безумного йогина», перерождения До Кьенце, который когда-то был кхенпо (настоятелем), но отрекся от своего положения и стал вести себя эксцентрично. Его поселили в домике в деревне Дзогчен, и местное население его очень почитает. Рассказывают много историй о его силе исцеления и ясновидении. Мы принесли с собой рекомендованные подношения — свежие фрукты, сигареты и алкоголь. Нас всех, включая маленького мальчика-китайца, попросили войти и предложили выкурить с ним сигарету. Он раздал нам наши же подарки, а потом мы пытались понять, какой смысл был заложен в том предмете, который каждый из нас получил, но мы больше просто смеялись.

Old-ladies-studying-Tibetan-language-in-Galenting-e1508142756342

Старушки, изучающие тибетский язык в Галентинге

День 7. Долгий переезд, перевал выше 5000 м по довольно опасной дороге. Мы помакали свои ноги в горячий источник с серной водой и рано днем приехали в Галентинг, монастырь Кьенце, дяди Ринпоче, который был показан в фильме «Мое перерождение». Он был в довольно неухоженном и ветхом состоянии, но гонпа была очень красивой, она создавала подлинные ощущения и очень самобытную атмосферу. В малой гонпе несколько пожилых тибеток учились читать по-тибетски. Местный лама сказал им, что учиться никогда не поздно, и они приняли его слова близко к сердцу и стали изучать свой родной язык. Они были очень дружелюбны, и мы какое-то время поболтали с ними, а затем продолжили свой путь в Дерге, 3200 м. У нас был ужин в китайском стиле, мы погуляли по городу, а затем в первый раз за два или три дня смогли сходить в душ. Мы радовались такой роскоши, как горячая вода и возможность выбирать разные блюда. А наш водитель-китаец, наоборот, был совершенно невозмутим, как машина, и был сосредоточен на длинных переездах, в основном по опасным дорогам, он мало ел и пил (хотя мы подозревали его в обильном употреблении Red Bull), все время ходил по малой нужде, а во время перерывов просто курил сигарету.

Woodblock-printing-press-in-Derge-Parkhang-350x350

Деревянные печатные блоки в Дерге Паркханге

День 8 — Дерге, малая метрополия. В течение столетий Дерге был культурной столицей Кхама. Мы посетили Дерге Паркханг, знаменитую типографию, где печатают на деревянных блоках. Бесчисленные тома собраний сочинений великих тибетских учителей печатались здесь, и говорят, что здесь хранится около 70 % всей тибетской литературы, которая когда-либо была напечатана. Благодаря просвещенному отношению короля Дерге ко всем школам произведения всех четырех школ тибетского буддизма, а также бонпо печатались здесь. Мы захотели купить себе отпечатки с изображением божеств и как жадные акулы во время кормежки светили фонариками на телефонах, пытаясь что-то разыскать в стопках плакатов на темном чердаке типографии.

Мы также побывали возле Дерге Гонпы, где Ринпоче получил часть своего образования. Мы пытались попасть в небольшой храм, посвященный Тангтонгу Гьялпо, но он был под завязку набит людьми, пришедшими на цок (пуджу) по случаю полнолуния, и тибетцы сидели даже снаружи во дворе. У нас не было времени ждать, и мы поехали дальше.

Мы ехали вдоль горных хребтов к монастырю Дзонгсар; он оказался совсем не таким огромным и кричаще роскошным [как Дзогчен], но в то же время он был ухожен и излучал хорошую сильную вибрацию. Мы зашли в гонпу, маленькую комнату наверху, где хранятся останки предыдущего Дзонгсара Кьенце и где находится резиденция прошлого и нынешнего Дзонгсара Кьенце. Ламы были очень любезны, показали нам все, что там было, и позволили выполнить практику в храмовых комнатах. Мы любовались потрясающим видом на долину, который открывался нам из монастыря.

Выезжая из монастыря, мы обнаружили разбросанные по дороге большие деревянные блоки, перегораживающие путь. Мы потратили сколько-то времени, чтобы проехать через них, но вскоре остановились перед разрушенным бетонным мостом в нижней части долины. Мы вышли из автобуса, а водитель набрался смелости проехать через препятствие.

Из-за разного рода задержек и, возможно, всяких посещений различных мест мы прибыли в следующую гостиницу уже после наступления комендантского часа, который начинается в 22 ч, в результате чего произошла длительная перепалка по-китайски между водителем и нашим гидом Стеллой. Казалось, что она довольно твердо стояла на своем. Позже она дала водителю несколько пачек сигарет от нашего безумного йогина, чтобы он подостыл.

Подъезжая к нашей гостинице в деревне Ярченгар, мы заметили вдалеке огромную сияющую неоном статую Гуру Ринпоче. А рядом с гостиницей стояла красивая золотая ступа. Говорят (и это также занесено в юбилейный сборник «Шарро»), что [живший в тех местах] йогин Ачу Лама несколько лет назад реализовал радужное тело. Мы шутили над тем, что он превратил свое тело в радугу для того, чтобы не находиться в этой полуразрушенной гостинице. В защиту гостиницы следует сказать, что это, вероятнее всего, была лучшая гостиница в городе, если не единственная.

 

Nun-and-guardian-dog-dog-in-Adzom-Gar-e1508143814713

Монахиня и сторожевая собака в Адзомгаре

День 9. Мы надеялись посетить места, связанные с Ньяла Пема Дудулом, важным учителем нашей линии преемственности, который обрел радужное тело, но из-за недавних наводнений состояние дорог не позволило нам сделать это. Вместо этого мы побывали в Адзомгаре, где жил Адзом Другпа. Для многих из нас это место было как духовный маяк. Гонпа там была, вероятно, одним из немногих зданий, где мы побывали за время поездки, которые уцелели в безумии Культурной Революции и впоследствии были восстановлены. Живущий там лама любезно показал нам гонпу и реликварные ступы Адзома Другпы Паво Дордже, а также других важных лам. Мы побывали на вершине холма, где стоял ретритный домик Адзома Другпы Паво Дордже и висело множество флагов лунгта.

Мы передвигались в довольно головокружительном темпе и подумывали о том, как бы нам сбавить скорость, растянув поездку еще на один или два дня, но наше расписание остановок в гостиницах было заранее представлено правительственному ведомству по туризму, и изменить его было бы слишком сложно.

День 10. Мы получили новости, что ночью было 7-балльное землетрясение недалеко от Гьяронга, куда мы собирались ехать дальше. У нас не было других вариантов объезда, и поэтому мы просто продолжили путь, несмотря на возможность повторных толчков. Мы целый час прождали у дорожного заграждения, пока проезжал спасательный транспорт до того места, но в остальном мы больше не встретили препятствий.

Район Гьяронга находится на периферии Тибета и отличается особым архитектурным стилем и своим собственным диалектом. Он также известен своими древними каменными башнями, которые Ринпоче видел во снах.

Tibetan-picnic-party-and-dancing-Catherine-joined-in-e1508143998349

Тибетские гуляния и танцы

По пути мы увидели широкое народное гуляние с десятками танцующих тибетцев. Мы остановились, и к приятному удивлению тибетских танцоров к ним присоединились несколько из наших танцоров Кайта. Мы возвращались в Чэнду в приподнятом и праздничном настроении. Мы также сделали остановку на дорогом курорте Ramada resort с горячими источниками, чтобы немного освежить себя. Джамьянг не позабыл сфотографировать нас в роскошной обстановке, чтобы потом использовать фото в будущих рекламных материалах для экскурсионного направления ИШШ.

День 11. Мы вернулись в Чэнду, где в последний раз поужинали вместе, отведав лазаньи и выпив шампанского, после чего часть из нас отправились домой, а часть остались заниматься другими делами.

Кхамский тур дал нам всю полноту глубоких впечатлений, которые мы еще долго переваривали после возвращения в Чэнду. Было большим счастьем посетить места юности Ринпоче и другие места силы. Благодаря этим местам, людям и самой земле создавалось ощущение, что весь этот регион представляет собой что-то вроде бэюла, скрытой священной земли. Джамьянг оказался способным и сострадательным гидом, но при этом не забывал и о своей любви к веселому времяпрепровождению. Несмотря на долгие переезды и разный уровень сервиса, это была важная и очень стоящая поездка для всех, кто интересуется учением Дзогчен. Особые качества этих мест и отсутствие возможности посетить некоторые из интересующих нас мест позволяют предположить, что будет еще одна поездка … не планируйте ничего на август 2018 г. и ждите подробностей!

Nomad-woman-at-work-263x350

Кочевница за работой