Доклад Чогьяла Намкая Норбу

Выступление Чогьяла Намкая Норбу на 2-ой Международной конференции по тибетской медицине, организованной совместно с Американской ассоциацией тибетской медицины (ААТМ), Институтом Шанг Шунг и Школой тибетской медицины Института Шанг Шунг, прошедшей 25–27 июля 2014 года в Нью-Йорке в Художественном музее Рубина

27 июля 2014 года

Транскрибировано и отредактировано Бретом Бурманом и Лори Деньер

2014-07-27-09.15.011-e1408983825838_

Чогьял Намкай Норбу обращается к собравшимся

Доброе утро! Я очень рад быть здесь вместе с вами. И, прежде всего, хочу поблагодарить ААТМ за успешную организацию и проведение этой встречи по тибетской медицине. Помимо этого, я хочу поблагодарить всех врачей за то, что они приехали сюда из разных стран, чтобы принять участие в этом событии, а также всех участников. Это очень важно, поскольку не только тибетская медицина, но и, в целом, тибетская наука и история являются действительно очень древними. Они имеют большое значение для всех людей на земле, а не только для тибетцев. Важно, чтобы все люди знали, что тибетская наука, культура и, в особенности, медицина представляют очень большую ценность для всех людей. Итак, вы знаете, что это важно не только для тибетцев, но и для представителей всех других традиций.

В Тибете мы называем науку о знании медицины сова ригпа. Сова означает «лечение». Почему? Потому что мы живём в физическом теле, а проблемы, связанные с физическим телом, существуют не только у тибетцев, но и у всех людей. По-тибетски мы называем медицину менМенпа называют докторов, которые применяют лечение. Слово мен в тибетском языке является также глаголом и означает «приносить пользу». Когда мы говорим, что приносим пользу, значит, мы — менпа.

Поскольку мы люди, у всех нас есть тело, речь и ум. В особенности, тело: пока мы живы, у всех нас есть тело, и медицина нам необходима, поскольку наше состояние создается пятью элементами. Когда пять элементов не сбалансированы, возникают проблемы, и мы заболеваем. Подобные проблемы возникают постоянно.

С точки зрения тибетской медицины, считается, что в теле существуют три жизненных начала: лунг, трипа и бедкен (ветер, желчь и слизь — прим. пер.). Когда они находятся в равновесии, с нами всё в порядке. Но мы живём во времени, а время непостоянно: сегодня не похоже на завтра, а завтра не похоже на послезавтра. Ситуация всё время меняется, и это становится вторичной причиной для изменения нашего состояния. В этом случае нам необходима медицина.

Тибетская медицина содержит очень древнее знание. Говоря об истории Тибета, стоит обратиться к истории царства Шанг-Шунг. Я провёл много лет в университете, занимаясь исследованием Шанг-Шунга. Когда я только начал этим заниматься, многие люди не считали это чем-то важным. Но мой опыт проведения исследований вместе с профессором Туччи и другими западными учёными показал мне, что для понимания тибетской культуры недостаточно только понимания того, каким образом всё развивалось: очень важно найти источник. Итак, я провёл небольшое исследование и обнаружил, что этим источником является Шанг-Шунг.

В тибетском буддизме или традиции бон, когда мы объясняем, что является источником тибетских культурных знаний, мы говорим о миу дунг друг (шесть изначальных кланов/племён). Откуда же происходят миу дунг друг? Буддийская традиция и традиция бон объясняют это немного по-разному, но это не важно, поскольку обе традиции соглашаются с тем, что миу дунг друг являются источником тибетской культуры. Миу дунг друг переводится как «между шестью братьями». У истоков Шанг-Шунга стоят братья в этом поколении дра. О миу дунг друг сохранились письменные источники, но о том, как происходило развитие дунг, письменных источников не найдено.

Таким образом, в традиции бон сохранились письменные свидетельства о существовании царства Шанг-Шунг. Когда я начал изучать тибетскую культуру и проводить свои исследования, информации по этому вопросу было недостаточно. В то время существовала только двухлетняя программа изучения тибетской культуры, тогда как на изучение китайской и индийской культуры отводилось четыре года. Я обнаружил, что письменную историю, знания и всё, что касается происхождения Тибета, считали схожими по происхождению с культурами Индии и Китая. На вопрос, почему это так, мне отвечали, что тибетское знание и история берут своё начало в Китае и Индии. Но я в это не верил, поэтому стал исследовать происхождение тибетской культуры. Я начал изучать традицию бон, поскольку в тот период в Шанг-Шунге не существовало буддийской традиции. Через несколько лет некоторые тибетские ламы стали говорить, что Намкай Норбу стал бонпо. Это не так: я не стал бонпо, но правда заключается в том, что для получения знаний о тибетской культуре нужно изучать традицию бон, иначе толку мало. В процессе изучения и исследований я написал три тома о древней истории Тибета. Первый и второй тома уже переведены на английский язык и опубликованы, третий том мы заканчиваем. Мы закончим его в сентябре 2014 года и проведём презентацию (Ринпоче говорит о своём трёхтомнике «Свет Кайлаша» — прим. пер.). Я исследовал этот вопрос в течение многих лет, поэтому тот, кто хочет понимать тибетскую культуру древних времён, должен прочитать эти книги. Действительно очень полезно понимать ценность тибетской культуры и истории.

То же самое касается и медицины. Говорят, что тибетская медицина берёт свое начало в Индии, из традиции аюрведы. Однако у нас есть много переводов книг этого периода по тибетской медицине, — например, Тенгьюр, — но их источником не является аюрведа. Исследуя этот вопрос, доктор Тубтен Пунцог очень глубоко изучил коренную медицинскую традицию бон. Очень важно понимать, что в древние времена тибетская медицина пришла из Шанг-Шунга, но в дальнейшем стали развиваться связи с индийской традицией аюрведы, а также с китайской медициной, и было много пересечений в различные исторические эпохи, о чём существуют записи. Тибетская медицина прекрасно развилась, объединив в себе множество традиций, а не только те, что связаны с Шанг-Шунгом. Поэтому очень важно, чтобы мы узнавали всё больше и больше и постоянно развивали понимание тибетской медицины, особенно на Западе.

Некоторые люди полагают, что тибетская медицина не является традиционной для западного мира. Но очень важно понимать, что функция медицины — исцелять человека. Если человек тяжело болен, находится на грани смерти и хочет, чтобы его подняли на ноги, излечили от болезни, то не имеет значения, какой метод лечения будет при этом применяться: метод западной, тибетской или индийской медицины. Поэтому, если есть знание и польза от объединения методов тибетской и западной медицины, мы должны развивать такой подход. Это очень важно.

Я очень рад быть здесь с вами. Многие из вас — опытные врачи, имеющие богатый опыт в западной медицине, многие живут и работают на Западе. Поэтому очень важно действовать в соответствии с текущей ситуацией. Что касается медицины, истории или знания любого рода, мы должны работать с обстоятельствами. Работа в ногу со временем, в соответствии с ситуацией, очень важна, также это важно для жизни и развития. В противном случае, если мы будем применять только традиционные методы, мы тем самым ограничим себя и не сможем развиваться. Это относится и к медицине.

Например, сегодня существует множество болезней, которые в тибетской медицине известны как донцен (вызванные провокациями) и донме (не связанные с провокациями). Что означает донцен? Это означает, что здесь присутствует вредоносное влияние. Оно является частью этой болезни. Когда мы изучаем болезнь типа донцен, мы должны понимать, что здесь врач должен обладать специальными навыками: быть знатоком практик, мантр и ритуалов, чтобы взять под контроль вредоносное влияние, поскольку такая болезнь не может быть излечена при помощи одних только лекарств.

В этом плане у меня был личный опыт. Когда я болел раком, я провёл много времени в Нью-Йорке. Сначала я думал так: у меня рак, пришло время моей смерти, моя жизнь заканчивается.

Однажды, когда я находился вместе с моим учителем Чангчубом Дордже, моим учителем Дзогчена, к нему за советом пришли местные жители и под конец спросили его о том, как долго они проживут. Мой учитель дал им совет и точным образом ответил на их вопрос. У меня в тот момент не хватило смелости спросить то же самое, да и не было такого намерения. Но потом я подумал, дай-ка, я тоже его спрошу. Когда эти люди ушли, я подошёл к своему учителю и сказал: «Они спросили вас о том, сколько проживут, и вы им ответили. Не могли бы вы сказать и мне, как долго я проживу?» И мой учитель назвал мне точный год, до которого я проживу. Я записал этот год, и до сих пор он у меня в памяти.

Когда я заболел раком, это событие полностью совпало с названным годом. Я подумал, что мой учитель точно определил продолжительность моей жизни, а значит, моя жизнь действительно заканчивается. Поэтому мои мысли были только о том, что я умру, и ни о чём больше. Я поехал в клинику, мало представляя, сколько смогу ещё прожить, но, пробыв в клинике два или три дня, я стал рассуждать: «Иногда во время учения я даю своим ученикам передачу практики Красного Гаруды, учение-терма Адзома Другпы, и там говорится, что эта практика особенно хороша для лечения рака». В древние времена это не называли раком, но в этом учении приводится чёткое описание мантры действия для исцеления от рака и даются очень точные указания, как делать визуализации и как начитывать эту мантру. Я получил передачу этой практики от сына Адзома Другпы. Я вспомнил, что давал передачу этой практики людям, больным раком. Некоторым из них доктора давали от силы шесть месяцев жизни, но два или три человека, которые очень интенсивно делали эту практику, преодолели свою болезнь: я слышал это от них самих. И я подумал, может, мне тоже стоит начать делать эту практику? Если они смогли преодолеть свою болезнь, может, я тоже смогу это сделать? Я начал делать практику, но понимал, что этого недостаточно, потому что моя жизнь уже подошла к концу.

Я не очень сильно сосредотачивался на этом, но через несколько дней мне в голову пришла мысль. Много лет назад я был в Маратике в Непале, в том месте, где практиковал Гуру Ринпоче, и там во сне получил учение по практике долгой жизни дакини Мандаравы. Я записал эту практику, и позже, приехав в Италию, начал её делать. Также я дал передачу этой практики некоторым моим ученикам. Там было сказано, что, даже если жизнь человека подошла к концу, выполняя практику, он сможет прожить, как минимум, ещё семь лет. Я подумал, что, хотя срок моей жизни подошёл к концу, у меня есть возможность, делая эту практику, прожить, по крайней мере, ещё семь лет. Я сосредоточился на сущностной составляющей практики, и через двадцать дней доктора сообщили мне, что моя болезнь полностью исчезла. Доктора были очень довольны, потому что решили, что они провели потрясающие исследования и лечение. Я стал примером их успешной деятельности, и об этом даже написали две или три статьи в «Нью-Йорк Таймс». В тот момент у меня возникла очень сильная вера в эту практику.

Я думаю, что очень важно знать о таких понятиях тибетской медицины, как донцен и донме: мы должны их хорошо различать. Если это донцен, то там присутствует вредоносное влияние, и очень важно понимать, что в этом случае нам необходимо делать практику. Для контроля вредоносных влияний в тибетской медицине существует множество практик — например, практика Гаруды, и так далее. Когда мы принимаем лекарства, сопровождая это необходимой терапией, их действие активизируется, потому что энергия взята под контроль. Если мы не контролируем энергию, лечение донцен не будет успешным. По этой причине я подумал, что врачам очень важно знать о донцен и донме. Нам необходимо различать эти два вида болезней, чтобы правильно подходить к их лечению.

Моё время истекло. Я действительно был очень рад быть вместе с вами.

Вопрос: Ринпоче, могли бы вы рассказать о самом значимом для вас моменте, связанном с профессором Туччи?

Ринпоче: К тому времени, когда профессор Туччи пригласил меня, он уже семь раз побывал в Тибете и имел очень большую коллекцию тибетских книг, которую углубленно изучал. Когда я узнал об этом, это склонило меня в пользу того, чтобы поехать в Италию.

В то время я собирался ехать в Японию, как вдруг получил приглашение от профессора. Приглашение меня заинтересовало, но я ещё не решил, ехать мне туда или нет. Решающим фактором стало моё желание научиться проводить исследования. Я изучил многие вещи, но у меня не было понятия, как проводить исследования и насколько это важно. Работая совместно с профессором Туччи, я автоматически научился тому, как это делать, и осознал, насколько это важно. Позднее, в университете, я попытался развить этот навык.

Вопрос: Большой вопрос. Если бы вы ответили на него, это было бы замечательно. Могли бы вы рассказать что-нибудь о Дзогчене и о медицинской практике?

Дзогчен означает наше истинное состояние. Цель учения Дзогчен — обнаружить наше изначальное состояние. Это является целью не только учения Дзогчен, но и всех других учений: Сутры, Тантры. Их конечная цель — обнаружение нашей истинной природы и пребывание в этом состоянии. Но характерной чертой учения Дзогчен является прямое вхождение в это состояние. Каковы аспекты тела, речи и ума и как они связаны с тем, что мы называем «тремя ваджрами»: природой тела, речи и ума? То есть, как они соотносятся в учениях Сутры, Ваджраяны, конечной целью которых является состояние дхармакаи, самбхогакаи и нирманакаи? Всё это, определённо, имеет отношение к обнаружению этого состояния и пребыванию в нём. В учении Дзогчен это называется реализацией. Таким образом, существует много аспектов: Основа, Путь и Плод — а затем постепенно всё это развивается.

Что касается медицины, то медицина в учении тоже очень важна. Мы можем по-настоящему понять её смысл, обратившись к одному из имен Будды Шакьямуни — «Великий лекарь» (тиб. менпа ченпо). Это не означает, что Будда диагностирует болезни, даёт лекарства, и так далее. Но это имеет отношение к тому, что по-тибетски называется ринг гью (отдалённая причина болезни, или три яда) и нье гью (близкая причина болезни, или три жизненных начала). Ринг гью означает, что первопричиной болезней являются три эмоции. Нье гью означает расстройство лунг, трипа и бедкен (ветра, желчи и слизи — прим. пер.). Почему расстройство? Потому что они связаны с тремя эмоциями: привязанностью, неведением и гневом. Таким образом, это три изначальные причины болезней. Учение Будды предназначено для преодоления этих причин.

По этой причине менпа ченпо означает обладание полным знанием этого. Хотя наши врачи не являются менпа ченпо и буддами, а являются лечащими менпа, они следуют тому же пути, принося пользу другим. Мы понимаем, что болезнь связана с лунг, трипа и бедкен (ветром, желчью и слизью — прим. пер.), а в относительных условиях — с телом, речью и умом. Таковы принципы медицины, и мы работаем таким образом. Иногда мы говорим, что занимаемся лечением, когда делаем практику, читаем мантры, такие как мантра Будды Медицины, и так далее.

Наиболее важный принцип — это знать источник происхождения болезни, понимать, каким образом в относительных условиях происходит расстройство нашего здоровья и каким образом мы можем это скорректировать. В тибетской медицине мы говорим мен лхаг лог. Существует много важных вещей, которые могут входить в противоречие с нашим состоянием: например, избыток или недостаток ветра, желчи и слизи, и так далее. Поэтому, изучая медицину, мы можем лучше разобраться в этом.

Вопрос: Спасибо! Вы упомянули о влиянии индийской традиции аюрведы и традиции бон на традицию менла. Не могли бы вы сказать, в чём заключается уникальное влияние традиции бон?

Ринпоче: Я думаю, что особенности тибетской медицины связаны больше с её истоками. На эту тему вам лучше пообщаться с доктором Тубтеном Пуцонгом. Он читал книги о происхождении тибетской медицины, и это действительно что-то конкретное. Второй по влиянию на тибетскую медицину является, конечно, традиция аюрведы. Поскольку тибетская медицина очень развита, она включает в себя также китайскую и таджикскую традиции: в ней сочетается много традиций. Когда читаешь историю этой медицины, можно найти все эти пояснения, которые были даны различными поколениями тибетских царей.

Отчёт о 2-ой Международной конференции по тибетской медицине

Авторы: Лори Деньер и Брет Бурман

2014-07-27-09.49.15-e1408993651577

Группа тибетских врачей, участников конференции, студентов и выпускников Школы тибетской медицины Института Шанг Шунг, ААТМ и члены совета директоров Института Шанг Шунг с Чогьялом Намкаем Норбу и его другом — Ламой Кхемпо Пема (справа от Ринпоче)

С 25 по 27 июля 2014 года Американская ассоциация тибетской медицины (ААТМ) собрала вместе признанных тибетских врачей из Китая, Индии и США для участия во 2-ой Международной конференции по тибетской медицине, озаглавленной «Древняя медицина для современной жизни — тибетские методы по борьбе со стрессом, хроническими заболеваниями и сохранению психического здоровья. Ассамблея по стандартизации тибетской медицины».

Конференция проходила в художественном музее Рубина в Нью-Йорке в рамках выставки «Тело в равновесии — искусство тибетской медицины», на которой были широко представлены редкие тханки, медицинские тексты, инструменты и другие артефакты. Со-организаторами конференции выступили Американская ассоциация тибетской медицины, Институт Шанг Шунг и Школа тибетской медицины ИШШ. Терезия Хофер составила роскошный и информативный каталог выставки с таким же названием. Каждую сессию на протяжении всех выходных зал театра музея Рубина был заполнен участниками и слушателями конференции.

2014_7_26_DrGerrySteinberg-e1408995344665

Д-р Герри Штайнберг, член совета ААТМ, произносит приветственную речь

Американская ассоциация тибетской медицины (ААТМ) была основана в 2007 году с целью сохранения, распространения и развития практики тибетской медицины в США. Стандартизация тибетской медицины на Западе — важный шаг в процессе признания тибетской медицины в качестве альтернативной системы здравоохранения. Усилия, направленные на организацию и проведение конференции по тибетской медицине были вознаграждены, по словам д-ра Пунцог Вангмо, «всевозможными способами». Доктор Вангмо осталась очень довольна результатами конференции — выступлением Чогьяла Намкая Норбу, участием выдающихся врачей, их поддержкой и утверждением предложенных методов стандартизации тибетской медицины, а также предложениями по их улучшению, успешным сотрудничеством художественного музея Рубина, ИШШ, Школы тибетской медицины ИШШ и ААТМ.

ATMABoard-e1409068728811

Трое основателей ААТМ (слева направо) д-р Кунчок Гьялцен, д-р Калцанг Янгдрон, д-р Пунцог Вангмо, директор Школы тибетской медицины Института Шанг Шунг

Легко привыкнуть к чему-то хорошо знакомому, а поступки близких и дорогих людей часто воспринимаются как должное. Год за годом наблюдая за работой д-ра Вангмо в Институте Шанг Шунг, не являясь при этом учеником школы медицины ИШШ, я по привычке думал, что д-р Вангмо работает на благо других, но её работа распространяется только на студентов, сотрудников и членов совета Института и, в какой-то мере, Дзогчен-общину, сотрудничающую с ИШШ. Однако я не воспринимал эту деятельность в более широком контексте.

Все мы знаем, что Школа тибетской медицины Института Шанг Шунг — единственная в США, а также первая в своём роде на Западе, за пределами Тибета и Индии. Именно поэтому она пользуется такой популярностью у западных студентов, но мало кому известно, какую большую ценность представляет эта работа, не в абстрактном смысле и не для нескольких человек, а для всех нас. Во время своего выступления на конференции Чогьял Намкай Норбу сказал: «Важно, чтобы люди понимали ценность тибетского знания, культуры и, в частности, медицины для всего человечества. В общем, это важно не только для тибетской, но и для всех мировых традиций». Он продолжил: «У каждого человека есть тело, речь и ум. В особенности, тело: пока мы живы, у нас есть тело, поэтому медицина нам необходима».

Те, кто хотя бы отчасти знаком с тибетской медициной и её основными принципами, знают, что тело состоит из пяти первоэлементов, трёх жизненных начал, семи телесных составляющих и пищеварительного жара. В сущности, понимание функций этих составляющих, их взаимодействия, а также использование этих знаний для лечения болезней путём восстановления их баланса — дело всей жизни тибетского доктора. На вооружении у доктора есть множество методов: несколько видов высокоточной диагностики, травяные лекарства, массаж и внешние процедуры, а также упражнения для ума, мантры, наставления по медитации и даже хирургические техники.

2014-07-26-10.21.54

Три жизненных начала, часть презентации д-ра Тубтена Пунцок

Эти техники использовались тысячелетиями. Д-р Кунчок Гьялцен во вступительной речи сказал: «В восьмом веке … Старый Юток Ньингма Йонтен Гонпо основал школу Гомпо Менлунг в том месте, где сегодня находится южная часть Тибетского автономного региона. В школе обучались более 300 студентов, делившиеся по учёным степеням на четыре уровня, которые во многом соответствуют современным уровням и степеням академических и клинических практикующих врачей».

Во время обсуждения истоков тибетской медицины и добуддийской истории Чогьял Намкай Норбу сказал: «Тибетская медицина развивалась совершенным образом и объединила в себе множество традиций, а не только Шанг-Шунга». Он добавил: «Если человек страдает от очень тяжелой болезни, находясь на грани смерти, он хочет вылечиться и для него нет разницы, к какой медицине принадлежит метод лечения — тибетской, индийской и т.п. — никто не выбирает по такому признаку. Поэтому если интеграция тибетской и западной медицины приносит пользу и знание, следует развиваться в этом направлении, потому что это очень важно».

Иногда связь между деятельностью Дзогчен-общины и работой Института Шанг Шунг кажется неясной и трудноуловимой. В ответ на вопрос из зала о связи между учением Дзогчен и тибетской медициной Ринпоче сказал следующее:

«Что касается медицины, в контексте учения она тоже очень важна. Мы можем по-настоящему понять смысл медицины, обратившись к одному из имен Будды Шакьямуни — «Великий лекарь»… нье гью означает расстройство ветра, желчи и слизи. Почему они выходят из равновесия? По причине их связи с тремя коренными эмоциями: привязанностью, неведением и гневом. Именно они являются основой болезни. Благодаря учению Будды можно их преодолеть».

«Итак, представьте, что (чьи-то) ветер, желчь и слизь находятся в равновесии, тогда (этот человек) будет подобен будде, однако, на самом деле очень сложно найти хоть кого-то, у кого не было бы болезней или проблем со здоровьем — только если вы не будда», — сказал д-р Кунчог Гьялцен. Итак, существует взаимосвязь между здоровьем, благополучием и духовным ростом. Д-р Кунчог продолжил, упомянув, что долгая жизнь нужна для того, чтобы больше практиковать Дхарму. А потом добавил: «Что касается времени, в действительности его не существует. Времени нет. То, что существует — это окружающая среда, то место, где мы живём или находимся. В любом случае место нашей жизни материально, поэтому оно непостоянно. Непостоянство подразумевает подверженность изменениям. Так мы думаем. Я прилетел в Нью-Йорк на эту конференцию, и сейчас на улице очень жарко. Почему? Потому что погода меняется. В следующем году я приеду сюда, и здесь снова будет жарко. Но во время некоторых визитов я приезжал сюда зимой, и было холодно. Мы наделяем всё это представлением о времени».

2014-07-27-09.50.24

Совет директоров ААТМ с Чогьялом Намкаем Норбу. Слева направо, верхний ряд (стоя): д-р Анасуйя Вейл, д-р Калцанг Янгдрон, д-р Джерри Стайнберг, д-р Кунчок Гьялцен. Нижний ряд (сидя): д-р Пунцог Вангмо, Чогьял Намкай Норбу

Многие врачи прямо или косвенно говорили о той роли, которую играет духовная практика для выздоровления — как для пациента, так и для врача. Многие из них оценили превыше всего свою принадлежность к буддийской традиции. Д-р Тубтен Пунцог из Юго-западного Народного Университета (Чэнду, Китай) шутливо заявил, что, по его мнению, тибетская медицина никак не связана с буддизмом. Как исследователь и практикующий он провёл основательное исследование истоков тибетской медицины и пришёл к выводу, что она не связана с буддизмом: это абсолютно научное знание. Расцвет буддизма приходится на 7 век, тибетская медицина в это время уже существовала. В поддержку своей точки зрения д-р Тубтен Пунцог привёл и другие значимые доводы: тибетская медицина пришла не из Китая и Индии, а из Шанг-Шунга и, следовательно, появилась гораздо раньше прихода буддизма в Тибет. Его утверждения основаны на исследовании невероятно редких книг, доступ к которым ограничен. Д-р Тубтен Пунцог достаточно ясно обосновал, что тибетская астрология элементов не могла прийти из Китая, так как ей пользовались в Тибете более трёх тысяч лет назад, когда в Китае она ещё не существовала.

2014-07-26-10.41.01

Презентация д-ра Тубтена Пунцог об истоках тибетской медицины и астрологии

В презентации о психическом здоровье д-р Лушам Гьял заявил: «Коренная причина болезни может происходить из ума или проникать в него. Каждый раз, когда вы болеете, первое с чего надо начать, чтобы обнаружить болезнь — проверить состояние своего ума. Вот почему мы должны медитировать, успокаивать ум и любить: сострадание для нас является одним из лекарств».

«Чтобы быть здоровым, нужно каждый день работать, упражняя свой ум. Иногда это нужно делать для того, чтобы достичь просветления». Доктор уделил особое внимание медитации: «Медитация — это метод концентрации ума. Это подобно тому, как свести в один большой поток множество мелких потоков, текущих в разных направлениях; такова важность медитации».

2014_7_27_DrLushamGyal_DrPhuntsogWangmo1

Д-р Лушан Гьял (слева), директор Школы тибетской медицины Зилинг в Тибете и д-р Пунцог Вангмо, директор Школы тибетской медицины Института Шанг Шунг в Конвее, Массачусетс

2014-07-26-15.19.39

Презентация д-ра Лушам Гьяла «Лучшее в тибетской медицине — лечении психических расстройств»

Коллега д-ра Вангмо по развитию ААТМ д-р Янгдрон Калцанг — наряду с Кунчок Гьялценом, д-ром Джеральдом Стайнбергом, Анасуей Вейл и другими, — выступила с докладом о методах тибетской медицины, применяемых для лечения психических расстройств. «В тибетской медицине для лечения болезней ума, в качестве терапии применяют дружбу. Беседа использовалась на протяжении тысячелетий. В тибетской медицине многое зависит от образа жизни, эти методы намного старше «лайф-коучинга». Она также задала вопрос: «Может ли тибетская медицина помочь больным с расстройствами психики? Лунг (жизненное начало ветра) — коренная причина расстройств психики. Ветер, поддерживающий жизнь, играет важную роль в сохранении ясности и равновесия ума.

К факторам, оказывающим влияние на здоровье человека, относятся диета, поведение, окружающая среда, привычки ума и то, что мы называем ДНК, то есть факторы телесной и кармической наследственности. Несмотря на это, источником всех болезней является ум, а страдания тела, как и ума, возникают по причине неведения, гнева и привязанности.

Врачами были затронуты важные для западного общества темы: инсульты и сердечные приступы, лечение рака, поддержание общего благополучия, охрана психического здоровья и т.п. Тибетская медицина — это система, способная проникать в самую суть проблемы. Лечение начинается там, где начинается болезнь, лечат не только симптомы. Все мы нуждаемся во все новых методах работы со стрессом и психологическими проблемами, в общеукрепляющих и оздоровительных программах, а также в новых взглядах на многочисленные проблемы физического здоровья — все это способна предложить тибетская медицина. Подобно тому, как фея, опоздавшая на бал, может снять проклятие, кажущееся смертельным, тибетская медицина приходит в США как раз вовремя, предлагая новую, столь необходимую практику и знание в области заботы о здоровье.

Первые дискуссии были посвящены раку, заболеваниям сердца, инсульту и здоровью сердечно-сосудистой системы. Доктора Кунчог Цетен и Вангмо побеседовали на тему заболеваний сердца. Доктор Цетен, главным образом, рассказал о сердце с позиции тибетской медицины, а также о его функционировании в рамках нье па (трех жизненных начал). Он сказал:

«В тибетской медицине сердце является королём всех систем органов, управляющим кровью и жидкостями. Также существует ещё одна скрытая функция сердца: речь идет о большом количестве сердечных заболеваний, а также заболеваний на основе эмоциональных проблем — стресс, тревога, депрессия, — которые также связаны с болезнями сердца. В контексте тибетской медицины мы говорим о трёх системах организма: первая — это грубое тело, то есть сердечный орган, вторая — тонкое тело, то есть каналы и чакры, циркуляция энергии внутри тела. Третья, труднопонимаемая,  — это динамическая сила всех систем организма, то есть наш ум, тонкая энергия, прана и тонкий ум. Так почему заболевания сердца связаны с эмоциями? Согласно теории тибетской медицины о трёх жизненных началах, каждое из начал бывает пяти видов, всего насчитывается пятнадцать видов, при этом в нашем сердце присутствуют три вида жизненных начал — к примеру, в нашем сердце находится всепроникающая прана».

2014-07-26-11.33.28-e1408985217655

Д-р Пунцог Вангмо (слева) и д-р Кунчок Цетан участвуют в обсуждении на тему: «Инсульт и сердечно-сосудистые заболевания в тибетской медицине»

Некоторые доктора упомянули о роли пищеварения для здоровья организма, а также о том, как плохое пищеварение может стать причиной заболевания. «Пациенты могут удивляться, зачем доктор лечит желудок, если проблема в сердце. Может показаться, что доктор не понимает, о чём говорит пациент, но так происходит, потому что мы пытаемся найти источник заболевания», — говорит д-р Вангмо.

Во многих странах люди пытаются узнать, как правильно питаться, где лучше жить, как заниматься спортом, как расслабляться, как быть хорошим человеком и жить полной жизнью. Чего только не предпринимают западные люди в погоне за хорошей жизнью. Медитация, йога и массаж становятся частью повседневной жизни многих людей. Поэтому они не очень удивляются, когда тибетские доктора рекомендуют эти практики, ведь йога работает с дыханием и жизненной силой, а медитация с умом, телом и энергией.

В ходе конференции Наоми Зайтц, квалифицированный инструктор Дзогчен-общины по янтра-йоге с многолетним опытом, провела презентацию янтра-йоги с объяснениями. Она рассказала о пользе изучения конкретных методов дыхания и поз, которые стимулируют правильное движение ветра в каналах. Дисциплина правильно выполняемой йоги чрезвычайно полезна для ума и во многом способствует облегчению депрессии, а также обретению баланса и гармонии.

Также на конференции по тибетской медицине удалось провести несколько практических сеансов массажа ку-нье и хорме, которые выполнили студенты Школы тибетской медицины. Все, кто смог записаться на массаж, были полны энтузиазма. По окончании конференции все желающие получили возможность посетить ведущих докторов и получить краткую консультацию. Это позволило многочисленным участникам непосредственно испытать на себе некоторые аспекты диагностических методов.

2014-07-26-16.48.26

Д-р Кунчок Гьялцен на конференции «Оздоровление в тибетской медицине»

2014-07-26-12.36.42

Д-р Калцанг Янгдрон на презентации «Лучшее в тибетской медицине: лечение психических растройств»

Научиться работать с умом, обращать внимание на взаимосвязь тела и ума — это способ оставаться здоровым, а также восстановить пошатнувшееся здоровье, который необходим нам в США. У нас есть несколько национальных проблем, связанных с подходом к здравоохранению, а также некоторые вопросы, которые требуют нашего внимания, например, повышение эффективности при лечении психических расстройств. Хотя тибетская медицина не даёт ответы на все вопросы, всё же многие ответы в ней содержатся, и она может быть полезной для всех, кто её применяет. Достичь этого можно, сделав тибетскую медицину широко доступной. А это может произойти только в том случае, если те, кто изучают и практикуют тибетскую медицину, совместно выработают ее стандарты, напишут книги, будут выступать с лекциями, опишут результаты своей работы и будут продолжать учиться на протяжение всей своей жизни, тем самым предоставляя возможность другим изучать и понять ценность тибетской медицины. В совокупности с другими методиками, такими как медико-биологические исследования, тибетская медицина способна стать частью системы здравоохранения в этой стране и во всем мире.

2014-07-26-17.51.43

Д-ра Таши Рабтен, Тензин Дагпа, Элиот Токар и Янгбум Гьял обсуждают причины возникновения рака и методы лечения

На закрытии форума участники дискуссии сосредоточились на обсуждении некоторых сложностей с признанием тибетской медицины в стране. Д-р Вангмо говорила о нежелании работать в тени другой дисциплины. «Если я изучаю акупунктуру, работая в рамках другой дисциплины, то на такую работу тратится много времени. Сейчас у нас есть хорошие учителя и замечательный наставник. Если мы останемся в рамках другой дисциплины, то у нас не будет возможности самостоятельно встать на ноги через десять или двадцать лет». Понимание этого подтолкнуло доктора открыть здесь небольшую клинику, в которой представлены все услуги тибетской медицины, разрешенные законодательством.

Она рассказала о том, как выпускники медицинской программы ИШШ, сдавшие экзамены в Синине, получили высокие оценки и превзошли местных студентов, намного лучше владеющих тибетским языком. Студенты были вдохновлены выучить тибетский язык, сказал Д-р Кунчог Гьялцен, потому что читать переводы было все равно, что есть американскую китайскую еду, не самый приятный опыт.

В процессе работы по легитимизации и соблюдению высочайших стандартов тибетской медицины, составлению четкого руководства по их применению и обучению на Западе, ААТМ сталкивается с множеством сложностей. Конференция показала, что вопрос заключается не в том, будет ли эта работа завершена, а  в том — когда.

Конференция и её участники со всей очевидностью дали понять, что физическое здоровье развивается с практикой Дхармы. Существует согласованность и гармония между работой Школы тибетской медицины и деятельностью духовной общины, ценность которых я раньше не до конца понимал. Тибетская культура и тибетская медицина обеспечивают процветание учений и практики, придерживаясь комплексного подхода к благополучию каждого. Учения и практика содействуют развитию здесь этого бесценного источника человеческой культуры. Было честью стать свидетелем этого эпохального события.

finalatmapanel-e1408984353856

Круглый стол «Тибетская медицина в повседневной практике», Слева направо: д-р Калцанг Янгдрон, д-р Ани Ньидрон, д-р Пунцог Вангмо, д-р Кунчок Гьялцен

whichpanel

Заключительная дискуссия по стандартизации. Слева направо: д-ра Чодинг Пунцог, Ванг Ду, Калцанг Янгдрон, Лушам Гьял, Пунцог Вангмо и Тубтен Пунцок

Докладчики, темы и детали:

суббота
Сбор гостей, приветствие и введение в тибетскую медицину
Д-р Джерри Штейнберг, казначей ААТМ, доктор медицины на Западе
Д-р Пунцог Вангмо, директор Школы тибетской медицины Международного Института Шанг Шунг, член совета директоров ААТМ
Д-р Янгдрон Калцанг, тибетский доктор, доктор традиционной китайской медицины, Сан-Франциско
Д-р Кунчок Гьялцен, автор книг и профессор Тибетского медицинского университета, провинция Цинхай

История тибетской медицины
Д-р Тубтен Пунцог, профессор тибетской медицины, отделение тибетских исследований, Юго-Западный Народный Университет, Чэнду, Сычуань

Лучшее в тибетской медицине: инсульт, болезни сердца и сердечно-сосудистой системы
Д-р Кунчок Цетен
Д-р Пунцог Вангмо
Д-р Янгдрон Калцанг читает презентацию д-ра Намьгяла Кусар

Ознакомление с методами: кунье и другие внешние терапии
выпускники Школы тибетской медицины ИШШ

Лучшее в тибетской медицине: лечение психических расстройств
Д-р Лушам Гьял, профессор и декан Тибетского медицинского университета, провинция Цинхай; эксперт в области психических расстройств
Д-р Янгдрон Калцанг

Оздоровление в тибетской медицине
Д-р Кунчок Гьялцен

Открытое обсуждение: лечение рака в тибетской медицине
Д-р Таши Рабтен, тибетский доктор, Нью-Йорк, США
Д-р Тензин Дакпа, тибетский доктор, Нью-Йорк; учитель тибетской медицины, Институт Шанг Шунг
Институт традиционной тибетской медицины
Д-р Янгбум Гьял, тибетский доктор
Д-р Элиот Токар, тибетский доктор, Нью-Йорк, США

воскресенье
Знакомство с методами: янтра-йога, дыхание и медитация
Наоми Зайтц, член совета директоров Института Шанг Шунг, сертифицированный инструктор по янтра-йоге
Рауль Ричи, сертифицированный инструктор по янтра-йоге, Перу

Основной доклад
Чогьял Намкай Норбу

Круглый стол: тибетская медицина в повседневной практике
Д-р Пунцог Вангмо, д-р Кунчок Гьялцен, д-р Калцанг Янгдрон, д-р Ани Ньидрон

Открытое обсуждение: стандартизация, обучение и интеграция тибетской медицины на Западе
Все докладчики и приглашенные профессиональные тибетские доктора

Ознакомление с методами: медицинские консультации
ведущие тибетские врачи

Координатор мероприятия и ведущий
Брет Бурман, Институт Шанг Шунг, администратор, разработчик программы образования

Художественный музей Рубина
Тим МакГенри, директор по проведению общественных программ и представлений