Тренинг по 1-ому уровню Санти Маха Сангхи ~

День 1 (Тренинг СМС первого уровня)

Восточный Цегьялгар
13–17 июля 2012 г.

Введение

Здравствуйте все и повсюду. Сегодня первый день тренинга по Санти Маха Сангхе. Я дам только введение, это не часть учения Санти Маха Сангхи. Сегодня также день дакини, и поэтому нам также нужно сделать ганапуджу. Перед тем, как мы сделаем ганапуджу, я хотел бы объяснить, что значит участвовать в ретрите по Санти Маха Сангхе.

Многие из вас не знают, что такое Санти Маха Сангха. Почему многие хотят изучать Санти Маха Сангху? Многие так говорят, потому что хотят стать учителями. У некоторых людей есть такая идея, но тренинг по Санти Маха Сангхе и её изучение нужны не для того, чтобы стать учителем. Если у вас с самого начала есть намерение стать учителем, это очень плохо. Это значит, что вы менее пригодны к этому. Например, когда много лет назад я приехал в Италию, многие просили меня дать учение. Я отвечал всем, что я всё ещё ученик и не чувствую себя учителем. Мне хотелось учиться дальше и заниматься практикой, по крайней мере, чтобы что-то понять. Если у вас с самого начала есть такая идея, это не очень хорошо, лучше не заниматься Санти Маха Сангхой вообще.

Так что для вас будет лучше немного понять, что такое Санти Маха Сангха. Санти Маха Сангха — это название на языке Уддияны, это не на санскрит. В переводе это слово означает «Дзогчен-община». Теперь вы можете понять, какой должна быть Дзогчен-община. Какими должны быть люди в Дзогчен-общине. Чему они должны учиться. Вот почему мы занимаемся Санти Маха Сангхой.

В целом, Дзогчен-община — это не какая-то организация, и это не общественная организация. Но мы живём в обществе, а общество ограничено. Существуют общественные организации, и зная это, нам тоже приходится что-то организовывать. Тогда может показаться, что Дзогчен-община — это какая-то общественная организация, но всё это относительно. Если вы следуете Учению Дзогчен то хорошо знаете, даже если не занимаетесь Санти Маха Сангхой — всякий раз, когда мы проводим ретрит, я подробно объясняю, что такое Дзогчен. Дзогчен — это наша истинная природа. Учение Дзогчен позволяет обнаружить это, чтобы можно было находиться в этом состоянии. Какова наша истинная природа? Наша истинная природа находится за пределами ограничений. Когда мы объясняем интеллектуально, то говорим «кадаг» и «лхундруб»; а недвойственное состояние есть состояние Дзогчен. Это интеллектуальный способ [понимания].

«Кадаг» значит пустота, а «лхундруб» — качество, движение или энергия, потому что одна лишь пустота не имеет никакой ценности. Пустота обладает бесконечной потенциальностью, которая есть наша природа. Но даже если она обладает этой бесконечной потенциальностью, она не является умственной концепцией или ограничением во времени и пространстве. Она за пределами этого. И мы тоже следуем такому принципу. Мы стараемся практиковать, стараемся попасть в это состояние. Если кто-то старается быть в этом состоянии, на этом пути к реализации, значит, ему интересна Дзогчен-община. Община обозначает всех, кто вместе практикует; кто работает и сотрудничает друг с другом. Они не готовят себе особое положение, думая, что вот у них такое положение, а других такое. Если ваш интерес заключается именно в этом, то лучше бы вам заняться чем-то ещё. В нашем обществе так много способов для создания себе положения.

Но учение Дзогчен предназначено не для создания положения. Мы должны быть за выше этого. Если мы действительно находимся за пределами такого ограничения, то знаем об этом и стараемся, чтобы наш ум по-настоящему пребывал в этом состоянии. Такова наша цель, и мы знаем это. На относительном уровне, конечно, нам нужно уважать все различные измерения и условия, то есть мы работаем с ограничениями. Я каждый раз привожу много примеров и объяснений этого, не только на базовом уровне Санти Маха Сангхи. Каждый раз, когда у нас проходит ретрит, и вы находитесь на ретрите или подключаетесь через вебкаст — сколько раз я уже объяснял это?

В прошлом году я проводил ретрит на Тенерифе, ретрит по практике тогал Дзогчена, и это был 500-й ретрит, который я провёл. У меня есть список, где перечислены все ретриты, их даты, место и название учения. Иногда я вспоминаю, сколько ретритов у нас было и сколько раз я что-то объяснял. Часто я говорю одно и то же, но кажется, что кто-то до сих пор не знает или не слушает. Иногда я очень удивляюсь, что они до сих пор не могут понять. Мне кажется, что когда я много раз повторяю одно и то же, то это понятно даже маленьким детям. А некоторые говорят о себе, что они старые практикующие. Но если вы старые практикующие, вам нужно знать и понимать всё это. Старое имеет ценность лишь тогда, когда оно подобно старому хорошему вину Брунелло в Италии.

Вино Брунелло, выдержанное двадцать или тридцать лет, стоит очень дорого. Но если вы следуете учению Дзогчен в течение двадцати или тридцати лет и всё ещё не объединились с истинным знанием Дзогчен, это нехорошо. Поэтому мы занимаемся Санти Маха Сангхой. Очень важно, чтобы люди, занимающиеся Санти Маха Сангхой, умели проявить полученный опыт. Недостаточно сказать, что вы занимались Санти Маха Сангхой и ваше имя есть в этом списке. От этого мало толку. Санти Маха Сангха означает, что практикующие ведут себя в соответствии с учением Дзогчен. Они понимают смысл учения Дзогчен и объединяют это знание со своим опытом. Это должно проявляться и в повседневной жизни. Вот что я пытаюсь дать в Санти Маха Сангхе, Санти Маха Сангха нужна для развития. У кого-то что-то может не получаться совершенным образом, но если год за годом следовать своей цели, может быть конкретное развитие.

Я даю учение Дзогчен на Западе уже больше тридцати лет. Поэтому очень важно понять смысл Санти Маха Сангхи и стараться следовать ему. Некоторые люди говорят, что они очень хорошо сдали экзамен. Даже дети могут сдать экзамен, если всё вызубрят. Это хорошо, это намного лучше, чем если бы вы вообще не учились. Но это не главное. Всё это относительно, очень относительно. Главное — объединяться с тем, что есть Дзогчен, что есть знание Дзогчен, а затем проявлять это [знание] в своём теле, речи и уме в повседневной жизни.

Мы видите, например, у нас есть Дзогчен-община. Дзогчен-община означает то, что многие практикующие сотрудничают друг с другом. Вы наблюдаете за собой, например, как вы сотрудничаете с Дзогчен-общиной? Что вы делаете? О чём думаете? Что вы сделали раньше? Понаблюдайте немного.

Например, я чувствую, что я учитель, но не просто учитель. Я чувствую себя частью Дзогчен-общины. Поэтому я действую на благо всех и стараюсь делать всё наилучшим образом. Сотрудничать. Днём и ночью, если это необходимо. Я делаю так, потому что мы находимся в одной лодке Дзогчен-общины. Мы движемся в направлении полной реализации. Если, например, у вас есть семья, три брата и три сестры, и вы проживаете в одном доме вместе с родителями, то вы сотрудничаете. Пока вы живёте в этой семье, вам нужно что-то есть, нужно жить с ними. Вам нужно уважать друг друга. Община подобна семье. Вы должны чувствовать это, помогать друг другу и сотрудничать.

Многие люди не задумываются об этом. Они говорят, что занимаются Санти Маха Сангхой, но когда община нуждается в помощи или кто-то должен взять на себя ответственность как ганчи, все отказываются. И какое же это сотрудничество? Кто [вообще озабочен] сотрудничеством? Так что иногда очень грустно из-за того, что возникают подобные ситуации. Если возникает новая Дзогчен-община, совсем молодая, которой два или три года, может быть, они ещё не научились. Но если община существует тридцать лет или даже больше, а люди всё ещё не сотрудничают, что тогда делать? Наша жизнь коротка. Пока что я жив, я даю учение Дзогчен и отдаю [всего себя] Дзогчен-общине.

Сейчас я жив, но нам всё ещё не хватает сотрудничества, и что случится, когда меня не будет — продолжит ли Дзогчен-община своё существование, и как будет продолжаться учение Дзогчен? Когда мы знаем учение Дзогчен, то понимаем, что оно очень важно не только для практикующих, но и для всех чувствующих существ, особенно для людей. У нас есть сколько конфликтов и столько проблем. Учение Дзогчен помогает нам понять, как освободиться от этих напряжений и конфликтов. Единственный путь — выйти за пределы наших умственных ограничений. Это и есть учение и практика Дзогчена. Таков единственный путь. Нет никакого другого. [Ведь] мы постоянно копим в себе напряжения и проблемы.

Учение Дзогчен — это общечеловеческая ценность. Мы знаем это и должны сохранить его. Нам нужно развиваться. Поэтому я всё время жертвую собой. Некоторые думают, что я большой любитель путешествий. Но вообще-то мне не нравится ездить повсюду, но я знаю, что это необходимо. Я не могу быть везде, но могу посещать некоторые основные места, такие как гары Дзогчен-общины. Я всегда стараюсь приезжать туда. Сегодня у нас есть также возможность соединяться по вебкасту. Для многих это очень полезно и хорошо. Но несмотря на это я всё ещё стараюсь ездить по миру. Конечно, когда я чувствую себя не так хорошо, или у меня проблемы на физическом уровне, я никуда не езжу. Но если мне становится немного лучше, я стараюсь делать всё возможное, чтобы ездить, давать учение, проводить ретриты и т. д. Мы не знаем, сколько это будет продолжаться. Наша жизнь очень коротка, но мы должны делать всё, что от нас зависит. Мы должны знать и понимать, как это важно сейчас для ситуации в будущем.

Вы видите, сколько у нас детей [в Общине]. Но не только наши дети — многие другие люди, не причастные к учению, тоже должны каким-то образом обнаружить [свою истинную природу]. Они тоже должны пробудиться. Никому не нравятся страдания и ограничения. Вспомните, как Будда давал учение. Первая благородная истина — это истина страдания. Это нормально. Все страдают. Никому не нравится страдать, но никто не может с этим что-то поделать. Для избавления от этого Будда учил, что страдание является следствием, имея причину, и если вы обнаруживаете причину и работаете с ней, есть возможность освободиться. Так учил Будда.

Точно так же мы знаем свою ситуацию в обществе. Мы учимся, и у нас есть это знание, [мы понимаем] ценность учения Дзогчен и т. д. Поэтому мы стараемся сделать всё возможное, чтобы учиться, если есть возможность вроде Санти Маха Сангхи. Санти Маха Сангха — это всеохватывающее учение. Мы можем что-то узнать и понять, начиная от учения Будды Шакьямуни до Дзогчена. Есть ещё Ваджраяна и учение Сутры для лучшего понимания. И так мы можем понять, что можем сделать в своей жизни, и лучше всего следовать этому направлению.

Кому-то нравится очень много читать, целые романы, толстые книги типа этой. Затем они делают ретрит одну неделю, две, три недели, день и ночь, читая эти книги и придавая всему этому большое значение. Вместо этих книг гораздо лучше читать книгу по Санти Маха Сангхе. Вы сможете узнать хоть какие-то вещи. Это очень полезно для вашей жизни, для понимания.

Когда вы начнёте лучше понимать основу Санти Маха Сангхи, это станет основой для всех учений. Затем, следуя учению Дзогчен, вы будете гораздо лучше понимать разницу. Я думаю, для людей очень важно и серьёзно понимать значение Санти Маха Сангхи. Это не делается традиционным способом. Нет чего-то традиционного, что называется Санти Маха Сангхой. В нашем подходе к учению Дзогчен, особенно в его применении и изучении, я беру за основу свой опыт в западном мире.

Я понял, что в первую очередь должно быть что-то вроде основы. Если мы хотим построить дом, большой хороший дом, нам нужно сделать очень хороший фундамент. Если не сделать фундамент, то даже если будет построен прекрасный дом, вы не сможете жить в нём долго. И точно так же в учении очень важно иметь точную основу. Основа означает знания типа Сутре, то есть как применяется Сутра, каковы главные особенности Сутры и какова разница между Сутрой, Тантрой и Ваджраяной. То же самое с Ваджраяной: Ваджраяна — это общее название. В Ваджраяне нужно знать, в чём разница [между Сутрой и Тантрой]. У вас также может быть понимание Ану-йоги и Дзогчена, учения Ати-йоги, высшего уровня учений. Когда у нас есть это знание, то это основа. И когда мы изучаем Ваджраяну или Дзогчен, то можем понять разницу, и не возникает путаницы.

Конечно, если кто-то приходит в учение совсем с нуля и сразу переходит к учению Дзогчен, это значит, что у него хорошая связь с этим учением. Но даже если у вас есть хорошая связь с учением и нет основы, то тоже может быть путаница. Например, кто-то говорит, что до сих пор следует другим традициям, учениям и так далее. Их беспокоит, что они также следуют учению Дзогчен, что может что-то произойти. Я говорю, что когда мы делаем гуру-йогу, то тем самым объединяем все учения и всех учителей. Но их беспокойство не проходит, и они говорят, что их учителя не разрешают смешивать разные традиции. То есть даже если я говорю, что в учении Дзогчен всё можно объединить, и это лучший способ обрести реализацию, возможно, они это слышали, но думают, что это может быть для них проблемой, потому что их учитель говорит иное. То есть у них нет доверия к моему учению.

Здесь нет причины не доверять, ведь не я придумал принцип объединения. [Чему учил] Гуру Падмасабхава, учения Дзогчен, все тантры, лунги, упадеши — всё объясняется именно так. Если у нас нет доверия, мы не сможем заниматься чем-то по-настоящему. Если какие-то учителя вместо того, чтобы учить, ограничивают вас, то вам лучше не следовать этим учителям. Это несовершенное учение. Реализация не имеет ничего общего с ограничениями. Ограничение — это источник перерождения, страданий. К чему нам это развивать? Поэтому мы всегда говорим, что нужно выходить за пределы ограничений. Кто-то говорит, что понимает вред ограничений, и теперь они преодолеют их, но потом они делают странные вещи. Они думают, что ходить в одежде — это ограничение. Если вы выйдете на улицу нагишом, вас заберет полиция, и посадят в тюрьму. Вот и вся ваша реализация.

Мы живём в ограниченном обществе, и поэтому в учении Дзогчен всегда говорится, что нужно учитывать наши обстоятельства. Это правило Дзогчена. В учении Дзогчен не говорится, что нужно делать то и не делать это. В учении Дзогчен нет свода правил. Если кто-то говорит, что это правило Дзогчен, то это на самом деле не Дзогчен. У нас в нашем относительном состоянии есть традиции и другие подобные вещи. Но это не соответствует [высшему взгляду].

Я помню, как проводил свой первый ретрит. Этот первый ретрит организовала пожилая итальянка по имени Лаура Альбини. Она была ученицей 16-го Кармапы. Она мне часто рассказывала о своём дхарма-центре Кармапы и просила меня приехать туда и дать учение. Я ответил, что у меня нет времени, так как я работаю в университете. Я сказал ей, что я обычный человек и живу, работаю и ем, как все. Потом она обращалась к Кармапе, и он написал мне письмо, в котором просил меня приехать и дать учение в этом дхарма-центре. Я ответил Кармапе, что сожалею и не могу приехать из-за большой занятости в университете. Я написал ему: «Во-первых, у меня нет свободного времени. Во-вторых, если я стану учить в Вашем дхарма-центре, то это не будет традиционное учение, потому что я не знаком с ним. Возможно, я буду учить Дзогчену. Это то, что соответствет моим убеждениям и практике. И если я даю учение Дзогчен, это уже будет не Ваш дхарма-центр». В общем, я снова отказался.

Потом Кармапа прислал мне ещё одно письмо, где писал, что есть два дхарма-центра, один в Милане на севере, а другой у этой дамы. Но на самом деле это был не дхарма-центр: было лишь название, которое Лаура дала своему дому. Иногда туда на несколько дней приезжали какие-то люди, когда приглашали разных лам, и получали какие-то учения. То же самое было и в Милане. И я снова ответил, что не хочу туда ехать и давать учение.

Я помню, что в тот период мне совсем не хотелось быть учителем и давать учения. Я преподавал культуру и историю Тибета, монгольский язык и литературу в университете. Иногда я проводил семинары, посвящённые тибетскому буддизму, а также Ваджраяне, тибетской медицине, а не только языку. Я проводил много чего, разные семинары. Я делал всё это, так как у меня было звание профессора тибетского языка и литературы, а в литературе есть все эти вещи. Вот чем я занимался. Но я не был духовным учителем или кем-то вроде этого.

Однажды профессор Туччи и кто-то ещё из профессоров попросили меня прочесть лекцию о Тибете, учению Ваджраяны и о йоге. Иногда я делал, но это были просто конференции, а не настоящее учение, и всё. Ко мне приходили люди и просили дать учение. Были ещё те, что приезжали из Индии, где они познакомились с ламами, а те направляли их к Намкаю Норбу. Так что они приходили ко мне и просили дать учение, а я не давал и все время отказывался. И потом, наконец, когда я собирался на каникулы в Швейцарию, меня снова пригласили учить.

В Риме был очень сведущий гелугпинский лама, дававший учение в стиле Сутры, и все те, кто следовал Кармапе и каким-то ньигмапинским ламам, пошли туда получать это учение. Тогда я подумал, что надо что-то предпринять, иначе все эти люди войдут в ту группу, которая была очень ограниченноц, а для обычных людей это не так хорошо.

Уезжая в Швейцарию, я сказал Лауре Альбини, что если она захочет организовать ретрит, то мы сможем его провести после моего возращения. Тогда она организовала этот ретрит, и мы его провели. На том ретрите было много людей, включая, например, последователей традиции Гелугпа. Я там немного давал учение Дзогчен, и мы [кое-что] изучали. Это был первый проведённый мной ретрит. Но я уже понимал, что не хотел создавать что-то типа традиции или монастыря, потому что все дхармические мероприятии проходили именно так.

На ретрите было около тридцати человек. Я приехал из Неаполя, с юга Италии, с одним из моих друзей, который также учился у меня Янтра-йоге. Он интересовался учением и захотел приехать на ретрит. Мы проезжали через город Мондрагоне, где продавали очень хорошие вина. Я купил большую бутылку вина, и мы привезли её с собой на ретрит. Когда я зашёл, там уже были все эти ученики с хадаками и благовониями, очень мило приветствуя нас. Я приехал как обычный человек, с этой огромной бутылкой вина. Там внутри был большой храм, и я поставил бутылку вина там, сказав всем, что это для них. Затем я начал учение. А на следующий день я увидел как Лаура развешивала пять правил, пять вещей, которые нас нельзя было делать, которые были запрещены в этой традиции. Вино тоже было запрещено. Но я ничего не стал говорить.

Так что ограничения вовсе нехороши. Поэтому в учении говорится, что если даже мы пьём алкоголь, то это не всегда плохо. Если у нас есть самайи, обязательства (то есть мы знаем свои способности и мы позволяем себе, например, на ганапудже, выпить стакан вина), то не будет никаких проблем. Конечно, если выпьете одну или две бутылки вина, то опьянеете, и у вас будут проблемы, то есть у вас нет способности самоконтроля. Подобные правила возникают из-за того, что многие считают, что у них нет способности самоконтроля. Но высшее учение всегда учитывает способности человека. Никто не знает способности других, так что не нужно ограничивать способности.

Некоторые западные люди приходят к учителю и спрашивают, какие у них способности. Если вам повезло, и вы встретили хорошего учителя; встретили учение и практикуете, это значит, что у вас уже есть способности. Вы стараетесь что-то делать, изучать и можете сами обнаружить свои способности. Возможно, что если у вас не хватает каких-то способностей, то вы можете их развить.

Но не все люди так удачливы. Кто-то из неудачливых может встретить ложного учителя, а кто-то несерьёзного. Сначала эти учителя следят за ним, подмечая, что это за человек; благороден ли он, красив, богат, влиятелен, а возможно, что они немного знают об этом человеке, и говорят: «Да у вас действительно высокие способности». Или кто-то из них сразу признаёт в этом человеке перерождение своего дяди, отца или кого-то ещё. И этот человек очень радуется этому, не так ли? И они сразу же предлагают землю, деньги и т. д. И тот учитель может открыть много дхарма-центров. Два или три года может быть успех, но затем то всё исчезает.

Поэтому нам гораздо лучше будет раскрыть глаза и постараться понять, когда даётся настоящее учение. Вы слушаете и стараетесь понять, соответствует ли это учение или не соответствует тому, чему учил Будда. Как всё это объясняется в Сутре, Тантре, Ваджраяне, и если вы что-то прочтёте, то сможете сравнить. Кроме того, соотносится ли это с истинной природой или нет. Если важный учитель комментирует какие-то слова, это не так просто понять. Возможно, в этой книге говорится что-то интересное, и учитель даёт свой комментирует, но из этого вы не можете вынести суждение о реальных способностях этого учителя. В этом случае очень важно следовать учению и учителю с открытыми глазами, а не слепо. Следовать вслепую нехорошо. И потом, когда вы получаете важные учения, то у вас не только интеллектуальное понимание. И если потом учитель даст вам подобный совет, то вам станет ясно, можете ли вы понять истинный смысл.

Если нам нужно что-то поменять, то мы поймём, серьёзен ли учитель и учение или нет.

Учение Дзогчен очень драгоценно. Вы можете понять, как излагается смысл учения Дзогчен, и как он соответствует нашему истинному состоянию. Наши рассудочные понятия и прочее вводят нас в смятение. Мы понимаем, как можем освободить всё это с помощью учения Дзогчен; и это также может быть интеллектуальное понимание. Поэтому нужно следовать этому пути и стараться чему-то научиться, так что основа Санти Маха Сангхи полезна для всех.

Это не значит, что вам нельзя изучать основу Санти Маха Сангхи, если вы не собираетесь сдавать экзамен. Это не так. На экзамене проверяют, есть ли у вас основа или нет, изучали ли вы предмет или нет, сделали ли вы базовые практики или всё ещё не объединились с их [смыслом]. Если вы всё это сделали, то войти в учение Дзогчен будет немного проще.

Поэтому мы сдаём экзамен.

И вам необязательно сдавать экзамен. Будет очень полезно прочитать и изучить основу Санти Маха Сангхи. В большинстве случаев, когда мы проводим ретриты, я объясняю основные вещи, а не каждое положение одно за другим, но я объясняю все эти вещи. Вы внимательно слушаете, и так можете понять. Если вы будете читать книгу по Санти Маха Сангхе, то там всё очень точно описано. Даже если вы изучили совсем немного, это поможет вам понимать другие традиции, как в них излагаются разные учения, в чём смысл учения и т. д. Это очень важно. Старайтесь делать всё, что в ваших силах. Это всё, что я хотел вам сказать.

Транскрипция: Марта Тэк и Ларри Хоу

Редакция: Наоми Зайтц