Что значит Сангха для меня

Путешествие в Ченгду и обратно.

Евгения Едутова

Ченгду – город с более чем двухтысячелетней историей. Сейчас это процветающая столица провинции Сычуань, да и раньше город славился зажиточностью. Город математиков и поэтов. Здесь много храмов, музеев, заповедников. Во всем мире он известен благодаря пандам, которых содержат в специальных центрах, иногда Ченгду так и называют – город панд.

Для меня, в первую очередь, этот город знаменателен тем, что именно здесь в течение года (1954) работал Намкай Норбу, преподавая тибетский язык в Юго-Западном Университете Малых Национальностей. А для иностранцев, да и для всех, кто в гору не пойдет, это еще и ворота в Восточный Тибет. Проще всего добраться до Кхама и Амдо – из Ченгду.

Меня многие просили рассказать про поездку. И период карантина стал благоприятным временем «взяться за перо».

Так случилось, что в 2019 году я решила поехать в Китай работать. Точнее, началась эта история раньше, когда мне попалась на глаза вакансия в Китае. Планы поехать куда-нибудь в голове были, но когда выяснилось, что ехать надо в Ченгду, пазл стал более менее складываться. Сомнений было много, но драгоценные братья и сестры дали ценные напутствия, а Светлана Шавронская из Сочи, проработавшая в Китае около трёх лет, развеяла последние тени сомнений, к тому же на тот момент документы были уже в процессе завершения оформления, а ушло на все дела бумажные больше полугода.

Итак, я полетела в Ченгду. Повстречав в самолёте переводчицу Ринчена Тензина Юлию, я сочла это за хороший знак. И приключение мое началось.

Офис компании, на которую я работала, располагался прямо-таки с торца Университета Малых Национальностей, в котором работал Ринпоче, но сразу это разглядеть я не смогла. Так бывает, то, что ищешь – у самого носа, но взгляд затуманен или ясности не хватает. Университет существует и поныне, в нём учится немало тибетцев, и, надо сказать, не без гордости услышала, что с трудами Намкая Норбу молодежь знакома и изучает историю Шанг-Шунга и Тибета по его книгам. Мой приятель даже нашел книгу «Путешествие с тибетскими кочевниками» на тибетском, хотя не сразу, но где-то раздобыл. С тибетцами познакомилась почти через полгода после приезда в Ченгду. А пока мне очень хотелось найти сангху, ну хоть кого-то родного.

Готовясь к поездке, совершенно не зная китайского языка, я всё же нашла на сайте Самтенгара информацию о планирующихся ретритах. Наша община многоязычна, во многих городах есть линги, конечно, мне хотелось найти своих ваджрных родственников. И интересы общие, и родственники, как никак. Всё чудесно складывалось и чуть больше, чем через неделю я поехала на ретрит по ваджрному танцу на Благо всех Существ. Поехала, потому что пришлось именно ехать. В Ченгду, к моему большому удивлению, ни сангхи, ни танцующих не оказалось. Зато в небольшом городке Деянг, около 60 км от Ченгду, я нашла и мандалу и танцующую сангху. Ретрит вела Трейси, международный инструктор по ваджрным танцам. В маленький Деянг съехались из разных городов те, кто хотел изучить этот драгоценный метод. Координировала ретрит необыкновенно отзывчивая Мун (у китайцев есть европейские имена, запомнить китайские почти невозможно). Эта всегда улыбающаяся дама, одетая в традиционную классическую пару с жилеткой, просто влюбила в себя, хотя мы не могли друг другу сказать ни слова без переводчика.

После курса по ваджрному танцу с Трейси Ни

Переводчиком стала Люси, девушка современная и очень отличающаяся от китаянок, которые любят фотографироваться и ни за что не выложат необработанное в программе Beauty Cam фото в соцсети. Архитектор по образованию, Люси училась в Европе, поэтому и взгляд у нее более европейский и английский хороший. В общем, с Люси мне повезло. Мы даже вместе поехали в Дерге, чтобы найти место, где родился Ринпоче. Но это позже. А пока мой опыт жизни в чужой стране только начинался.

«Тоска по Родине… давно разоблачённая морока» написала Марина Цветаева. Тосковала ли я? Нет, тоски не было. Но если бы не было сангхи, было бы намного тяжелее. Чтобы потанцевать на мандале, приходилось ехать в Деянг. Удалось раза три, раз в месяц. Поехав в первый раз, с непривычки была шокирована скоростными поездами. Только устроилась поудобнее, достала блокнот для записей, смотрю – все выходят. Пытаюсь объяснить, что мне в Деянг, это еще далеко. Это как до Дмитрова от Москвы. А меня выгоняют настойчиво и убеждают, что приехали. И правда, приехали. Двадцать минут – и ты на месте. Главное – заранее купить билет. Потому как китайцы всегда перемещаются туда-сюда, а в выходные особенно, разъезжаясь по домам из большого города. Билеты мне помогала покупать библиотекарь школы, в которой я работала, и она сразу же принялась бронировать, широко раскрытыми глазами давая понять, что если не сделать это сейчас, то потом поздно будет. Обратно, к примеру, я забронировала последний билет в бизнес-класс, а стоимость раза в четыре выше. Заглядывая вперед, скажу, в Самтенгар мы с Люси не доехали именно из-за отсутствия билетов. В дни национальных праздников китайцы миллионами перемещаются по стране. Знаете какое население Китая? Полтора миллиарда. Однажды посмотрев статистику, я потом неделю ходила и повторяла: «Полтора миллиарда!» В голове не укладывается. Люси так и заметила мне, неужели ты все никак не поймёшь, что китайцев много.

И среди них есть очень хорошие и душевные люди. Мне вообще с людьми везёт. В Ченгду меня очень поддерживала Юшан. Прожив долгое время в Италии, куда её пригласили расписывать гомпу Меригара, Юшан понимала, как тяжело вдали от дома, и всегда старалась найти время, чтобы посидеть в кафе, погулять со мной. Но нашлась Юшан не сразу.

Это была очень много для меня значащая встреча. В Ченгду я не знала никого из сангхи. И вот однажды через мою фею Люси я получила предложение пойти в чайную пообщаться. До этой встречи мы не были знакомы ни с Юшан, ни с Вангьяо. Но именно они потом опекали меня как гостя. Это несказанно приятно. Общение, несмотря на то что мы можем и должны уметь находиться наедине с самим собой, важно. Даже у Робинзона Крузо было с кем общаться на необитаемом острове. А Китай необитаемым не назовешь.

На встрече нас было пятеро. По ощущению – пять элементов. Правда. Поводом для встречи послужил приезд двух ребят по пути из Восточного Тибета в Пекин, где они работали. Нико, инструктор по янтра-йоге и Джастин. Оба прекрасно знают китайский, но общались мы на английском, потому как я, кроме как «спасибо» и «здравствуйте», сказать ничего на китайском не могу. Для меня эта встреча, правда, стала знаковой. Во-первых, из рассказа ребят я поняла, что доехать до родных мест нашего Учителя не так уж и сложно. Заманчивая мысль поехать в Дерге родилась именно тогда. Во-вторых, или даже во-первых, я обрела родных в городе, в котором мне иногда всё же бывало одиноко. Вангьяо любезно прогулялся со мной в Университет Малых Национальностей, и впоследствии помогал советом и вниманием. Ганапуджу мы, правда, сделали дружно всего раз на день рождения Ринпоче большой компанией из четверых человек. Это шутка, конечно, но и это было счастьем.

После ринченлинговских ганапудж при участии 70-100 человек для меня умение делать практики самостоятельно стало тоже своеобразной практикой. Подключиться к трансляциям тяжело – VPN слетает, а без VPN вообще не подключиться, в Китае свои соцсети, свои каналы связи, это жутко напрягало. Пожалуй, эти проблемы со связью мешали в быту больше всего. Поэтому, когда я слышу про тотальный рунет в России, меня коробит. Не дай бог, что называется. Зато местные мессенджеры прекрасно работают, и у меня теперь еще больше отвлекающих сообщениями групп, но и хороших людей в контактах тоже немало.

Вернемся к нашей незабываемой встрече. В We Chat я даже сделала пост, что после встречи с родными людьми у меня появилось больше сил остаться в чужой стране дольше. И здесь нет ни капельки преувеличения.

В Гарзе

Так чудесно сложилось, что в то самое время, в конце мая, проездом в Тибет, в ту же сторону, конечно же, в сторону Дерге, через Ченгду ехал Лоренцо. Лоренцо живет в Арчидосо, его «Либерерию», библиотеку и хостел Дзогчен-общины многие знают. Лоренцо задержался на пару дней в городе, и это тоже для меня стало событием. Почти фейерверком. Благодаря Лоренцо я хотя бы выбралась в небольшое путешествие. Почему-то одной не получалось. Даже на гору Эмей, а это священная гора не только для китайцев, а для нас, практиков Танца Ваджры. В общем, Лоренцо тоже ехал в Кхам, и это стало еще одним звоночком: надо съездить. Ведь не даром же я приехала в этот город – перекрёсток дорог Восточного и Западного Тибета.

После окончания семестра в июне я сразу же, не задерживаясь в городе, поехала в Гарзе. Чтобы попасть в Дерге и в Адзом Гар, а это были основные точки на карте моего маршрута, в любом случае надо добраться до Гарзе. От Ченгду до Гарзе около 12 часов на автобусе. Можно поехать на машине, но я путешествовала одна, а так проще и дешевле. Впервые я поехала одна, и это исключительно благодаря Ринпоче. Дерге меня манил, а мысль, что другого раза может и не быть, подталкивала и направляла. И тут без помощи любимых и бесценных ваджрных, конечно же, не обошлось. Юшан дала контакты знакомой Дролмы, и меня встретили и помогли. То есть, я не была совершенно одна. Перед поездкой постоянно советовалась с Джастином, и я несказанно ему признательна.

В Гарзе с Дролмой мы танцевали тибетские танцы, гуляли по храмовому комплексу, фотографировались. Прежде, чем пойти в храм Дромла, пыталась меня уговорить купить что-нибудь красивое из одежды: Чупу, или хотя бы парчовую жилетку. По её мнению идти в храм в туристическом наряде так, как я была одета, было не прилично. А поскольку мне не удалось найти ничего подходящего, мне был выдан красивый парчовый пиджак. Ибо негоже девочке быть ненарядной. Путешествие в Тибет – история особая, рассказывать здесь не буду, можно почитать в моем блоге, да и там далеко не все. Ловите: aisemontravel.tilda.ws/easterntibet

В первую поездку мне не удалось побродить в окрестностях Дерге, и в Адзом Гаре не удалось задержаться. Поэтому поехала еще раз в октябре. Неплохое время для поездки – еще не холодно, не так много туристов. Летом, конечно же, самое время ехать, но до сентября я уезжала на каникулы. И это хорошо. Летом во влажном Ченгду очень жарко. Город вообще странный в плане климата. Летом липкая жара. Как мне рассказала Трейси, пенсионеры даже выставляют столы для игры в маджонг прямо в воду. Зимой пронизывающий холод. Десять градусов выше ноля ощущаются как минус двадцать, такая влажность. И отопления нет. Солнце выдают только по праздникам, т.е. каждый солнечный день – уже праздник. Очень они странно живут. Холод, а двери и окна все нараспашку. Согреваются горячей едой, которая по-настоящему горит в желудке. Ведь Ченгду знаменит своей сычуаньской кухней, острой и жирной. Есть такую еду неподготовленному человеку просто нереально.

Адзом Гар

Возле Дерге

На еде китайцы помешаны. В Ченгду первое, что спросят – какое у тебя любимое блюдо? Даже тибетцы впитывают потихоньку эту привычку. Меня как-то попросили рассказать про русскую культуру на встрече клуба Himalayan Tostmasters. И несмотря на мою шутливую просьбу не спрашивать про еду, молодой монах все равно задал этот вездесущий вопрос. Парнишке простительно, он только начал изучать английский язык, и этот вопрос был в его словарике. И вот мы постепенно подходим ко второму периоду моего проживания в Ченгду, разделённого каникулами. Второй я назову “Migrated to City”. Такой слоган написал в своем ресторане Drolmala Music Space Намчен, один из совладельцев. Ведь все тибетцы, живущие в городе, приехали туда из своих деревень, разбросанных по просторам Тибета.

С тибетцами я познакомилась в клубе Himalayan Tostmasters, который в 2017 организовали прогрессивные ребята. О клубе мне рассказала моя коллега из Чехии, изучающая тибетский. Этот же клуб посещал мой преподаватель тибетского Меван Дрокпа, чтобы подучить английский.

Клуб этот известен во всём мире, существует во многих городах, вот и тибетцы решили открыть, чтобы собираться, тренировать ораторское мастерство и практиковать английский. Мой преподаватель, парень лет двадцати пяти, выучил английский за год. Этот факт меня до сих пор потрясает и вдохновляет. Представляете, какое усердие! И мы вполне нормально общались с Меваном. Только, как он сам утверждал, когда мы со знакомой американкой начинали быстро говорить, ему становилось непонятно. Так что, вдохновляйтесь. Важны мотивация и умение договариваться со своей ленью.

После знакомства с этой замечательной компанией жизнь стала веселее. Тибетцы все же родные. Китайцев мне не понять, уж сильно далека от нас их культура. А вот тибетцы свои. Есть, конечно, особенности национального характера. Меня сразу предупредили об их непунктуальности, Меван, как бы заранее извиняясь, рассказал, что могут договориться о встрече и забыть. Так случалось. И никто не обижается, живут согласно обстоятельствам, как нас учит наш Учитель. Но пытаются уважительно относиться ко времени. Друг друга уважают и помогают, любят застолья, красивую одежду и во всем любят красоту. Как-то разговорившись с Меваном о китайских вещах,  сошлись на мнении, что все то у них, у китайцев, одноразовое. Дешевое, но негодное. А тибетцы уж если делают, так на славу. Но и стоит их продукция недешево.

Himalayan Toastmasters

Пообщавшись с этими ребятами, мне стало понятно, что есть на кого возлагать будущее Тибета. Они хранят свой язык, хранят культуру, носят традиционную одежду. Это важно. Старшее поколение старалось внушить эту мысль своим детям. В Зеркале опубликована статья о поездке итальянцев к тибетским кочевникам, один тибетец очень хорошо об этом говорит. Статью непременно прочтите, воодушевляет: http://ru.melong.com/journey-among-tibetan-nomads/

Не все тибетцы, увы, знают тибетский. Те, кто вырос в городе, говорят на китайском, но многие идут в частные школы учить свой родной язык.

Ринпоче всегда говорил нам о важности сохранения тибетской культуры. Мы танцуем Кайту, поём тибетские песни, и надо непременно продолжать эти традиции. Оказавшись среди тибетцев, мне жуть как не хватало знания тибетского. Танцы кое-какие знаю, но могла бы и лучше. А песни! Вот хоть одну бы выучить. И ведь все ресурсы у нас есть. Ринпоче создал для нас всё, что только можно придумать. Что ж, будем учить и учиться.

Сейчас, когда все сидят по домам, самое время. Что и делаем. Благодаря мессенджерам делаем совместные практики. И это так здорово! Кого-то знаешь давно, с кем-то, с другого континента, видишься впервые. Главное, что мы все друг у друга есть. Жить не скучно. Жить радостно. Этого и хотел наш Учитель: чтобы мы были бесстрашны и счастливы!

В Ченгду я непременно вернусь. Тем более, последние годы организовывались поездки и занятия с инструкторами, приезжала Роза. Возможно, и в дальнейшем эта традиция продолжится. В октябре 2019 делегация была небольшой, туристической группы как таковой не было. Зато приехали инструкторы, и в течение недели вели занятия для китайских практикующих. В качестве инструктора по ваджрным танцам пригласили Лену Чернобай, с Леной мы знакомы и повстречаться было несказанно приятно, и с остальными, кто приехал, конечно же, тоже. Наконец появилась возможность потанцевать на мандале в городе, хотя у меня совсем не получалось из-за работы. Зато мы все встретились на чудесно организованном Мигмаром вечере Art of elements, на котором представили работы Мигмара и его команды. Такие встречи объединяют и запоминаются. Ведь не только на ретритах видеться. Мы, все же, обычные люди, не монахи.

Так что давайте встречаться. И путешествовать.

Бесстрашных вам путешествий. И мои нескончаемые благодарности тем, кто поддерживал и помогал. Сангха – драгоценность.

PS: Ченгду – это город, в котором остаются. Так сказала телеведущая прямого эфира, который шел во время ориентирования в городе, организованного отделом по туризму. «На десерт», погуляйте с нами по древней улочке Куанджай аллей https://news.cgtn.com/news/2019-11-03/Live-China-s-happiest-city-holds-orienteering-event-LjrY9ptQGY/index.html?from=groupmessage&isappinstalled=0