Красота спасёт мир? История Лидии Джебисашвили

Lidiya Dzhebisashvili

Крымская чодма и ювелир-самоучка Лидия Джебисашвили рассказывает о своём творческом пути на пути духовном.

Меня зовут Лидия Джебисашвили, я родилась и выросла в Крыму у моих добрейших родителей, которые подарили мне двух прекрасных сестёр, где Мама учила нас спасать животных и помогать старикам, а Папа учил нас творчеству и мудрости. Наш дом всегда был наполнен творческими людьми из Москвы и Санкт-Петербурга, которые души не чаяли в моем отце и матери, а книжные полки были наполнены альбомами по искусству, литературе и эзотерике.

Однажды, когда я училась в средней школе, мой отец спросил меня, на кого бы я хотела пойти учиться после того, как получу школьное образование. Недолго думая я ответила: «Никуда. Я всему могу научиться сама». Я до сих пор помню его улыбку и одобряющий взгляд, которым он посмотрел на меня. Эта убеждённость в себе и своих способностях была во мне от него. Не только потому, что я впитала её наблюдая за ним, видя его уверенность и изобретательный подход к решению задач, когда в тяжелые времена на заре развала СССР не было инструментов и мой Отец делал инструменты сам из подручных материалов, но ещё и потому, что мои родители наполняли мой день так, что после школы я сразу бежала на всевозможные спортивные и арт-кружки: от каратэ до фотографии, от флейты до художественной школы. Он видел в этом больше пользы, чем в простой «зубрежке» школьной программы, хотя и эти занятия казались мне порой скучными, и тогда я с разрешения учителя сдавала экзамен, играя мелодию Хачатуряна на блок-флейте носом, что всегда очень веселило моих родителей.

Мой отец в молодости служил на Байконуре и как многие, кто служил там, облучился, поэтому много болел и рано ушёл из жизни, оставив мне дар — веру в себя и свои способности. И я с благодарностью храню это в сердце, стараюсь развивать и с интересом берусь за всё новое, тем более, что изучение нового оказалось очень полезным тренажёром для мышления, а также очень полезным для практики.

Однажды, незадолго до своей смерти, когда мне было лет 11-12, отец дал мне денег и попросил купить три книги, ориентируясь исключительно на свой вкус. Я как сейчас помню этот день и как я ходила между полок магазина, выбрав три книги: «Дневник одного гения» Сальвадора Дали, юмористические рассказы Хармса и книгу по астрономии о строении вселенной. Я принесла их отцу, и он был очень доволен моим выбором, сказав, что теперь не волнуется за меня. Позже я поняла, что таким образом он хотел заглянуть в будущее и увидеть меня чуть дальше.

Наша мама, тем временем, учила нас помогать и спасать всё живое: насекомых, животных, людей. Работая на трёх работах, она успевала позаботится о всех вокруг и учила нас всегда стремиться на помощь тем, кто в беде, так что ни одна бабушка, попавшаяся на пути с тяжёлыми сумками, не уходила домой без нашего сопровождения. И теперь все заслуги от наших с сёстрами занятий благотворительностью идут ей.

Прошли годы, после школы я поехала в Москву, чтобы начать работать и хоть немного помогать маме и сёстрам. Я быстро обучилась у тёти моего первого парня Максима, Надежды, наращиванию ногтей и ресниц благодаря помощи Максима, который помог мне закупить весь материал. Я стала очень успешно работать мастером красоты и немного училась академическому вокалу. Так прошло 4 года, и я поняла, что не вижу для себя реализации в социуме.

Вернувшись в Крым, мы с друзьями детства отправились в поход в древний пещерный город Мангуп-Кале, и так получилось, что мы остались там жить, читая буддийские книжки, периодически возвращаясь домой в Симеиз. И наконец в 2002 году я встретила двух своих Учителей: Намкая Норбу и своего Учителя по чоду Богдо Гэгэна Ринпоче, к которому я отправилась в январе 2003 года в Индию и Непал, где в течение двух лет училась практике чод и делала личные ретриты в священных местах рядом с пещерами Падмасамхбавы, получала учения у Далай-ламы и Ламы Вангу Ринпоче — всё это опять же благодаря спонсорской поддержке моего бывшего мужа Максима, который помог мне осуществить это путешествие!

Вернувшись через два года, я встретила Фабио, и когда мы жили в Венесуэле, в Северном Ташигаре, рядом с моим Учителем Чогьялом Намкаем Норбу, одна моя подруга попросила меня помочь ей с бусами, которые порвались. Сидя на полу в нашей комнате, я разложила бусины на полу и в свете тёплого солнца дала волю своей фантазии. Мне захотелось, чтоб в конце бусы стали ещё красивее и интереснее, чем были до того, как порвались. Процесс так увлёк меня, что я даже не заметила, что Фабио уже долгое время с интересом наблюдает за мной. «У тебя талант, — сказал он. — Я думаю, ты могла бы этим зарабатывать, если захочешь».

Я согласилась, и из следующей своей поездки в Нью-Йорк он привёз мне мешок с бусинами, проволокой и инструментами, которые купил в Чайна-тауне и которыми я пользуюсь и по сей день. Получив от Фабио свои первые уроки по изготовлению украшений и работе с проволокой̆ — он делал украшения в молодости, зарабатывая так на жизнь, — я с интересом взялась за новое дело и уже через пару недель поехала со своими ваджрными сёстрами на бесконечный венесуэльский пляж.

Пока они загорали и купались, я отправилась вдоль кромки океана предлагая отдыхающим купить то, что успела сделать за это время. Не знаю откуда во мне столько храбрости, но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что это было довольно-таки рисковое мероприятие. Венесуэла — не самое безопасное место. Очень быстро я перезнакомилась со всеми «жителями» пляжа, другими торговцами, поварами и официантами из прибрежных кафешек и даже с местным криминалитетом. Они были добры, приняли меня в свой круг и рассказали о местной этике: никогда не мешать и не конкурировать с коллегой, идти мимо, если коллега что-то показывает группе туристов, и никогда не подходить, даже если туристы заинтересовались твоим товаром. Мне это правило очень понравилось, они сами всегда ему следовали, и я лёгко влилась в их среду, узнавая реальную жизнь и проблемы острова, скрытые от глаз туристов.

«Красотка, если кто-то только попробует тебя обидеть, скажи, что Дон Хосе убьёт за тебя», — сказал мне местный авторитет, проникнувшись моей смелостью и расспросив откуда я и что делаю в Венесуэле.

Торговля украшениями на пляже шла хорошо, я с интересом придумывала все новые и новые дизайны, так что незаметно для себя самой я стала мыслить новыми категориями, хоть в последствии у меня было ещё много учителей, которые делились со мной секретами и тонкостями ювелирного ремесла, но начало было положено тогда, на полу нашего домика в Венесуэле. Таким образом, Фабио не только помог мне сблизиться с Ринпоче, но и стал проводником в ювелирное дело.

После того, как я поездила по миру, путешествуя то за Намкаем Норбу Ринпоче и готовя для него, то возвращаясь в Индию и Непал к Богдо Гэгэну Ринпоче и ретритам в Гималаях, я периодически возвращалась домой. В Крыму у меня была знакомая портная, у которой я заказывала пошив одежды для себя и для Мастера. Я рассказывала ей о нём, о своих путешествиях и о том, что какое-то время жила на острове Маргарита и что хочу начать делать украшения из серебра. И так случилось, что у этой портной была знакомая ювелир в Севастополе, ещё с советских времён мечтавшая побывать на Маргарите. Узнав, что я долгое время прожила на острове, Елена с особой теплотой отнеслась ко мне и до сих пор делает для меня серебряную проволоку и пластины для изготовления колец, но, самое главное, она впервые научила меня паять и все эти годы всячески подталкивала к изучению пайки и горячих эмалей, как и другие благие друзья, такие как Йомайра из Каракаса, Лалита и Морган. Все они и многие другие помогали мне информацией по материалам и инструментам, за что я очень им благодарна. А тем летом я поехала в прекрасный город мастеров – Санкт Петербург – и получила уроки по горячей эмали от Марии, и теперь тренируюсь этому завораживающему мастерству.

Lidiya DzhebisashviliЯ получаю огромное удовольствие, когда приходят сообщения с благодарностью от девушек, которые купили серёжки или кольца, когда они делятся своими позитивными эмоциями от ношения украшений. Я люблю давать свободу своей творческой энергии и видеть, как под пальцами рождаются новые изделия. Для меня это настоящая магия: вот оно только было в твоём уме и уже лежит перед тобой на столе.

Lidiya Dzhebisashvili

Но, наверное, если бы не моя пожилая мама и не участие в благотворительности, возможно, я этим бы и не занималась так активно, а проводила бы больше времени в ретритах в какой-нибудь непальской пещере. Но чувство ответственности за тех, кто рядом со мной, за тех, кому можно помочь красотой, вдохновляет меня продолжать, тем более юг Крыма — это одно из самых красивых мест в мире, и я имею возможность, живя простой жизнью, работать, практиковать и бесконечно учиться у себя дома. Я не считаю себя ювелиром или творцом, и нет амбиции им стать. У меня есть своё чувство прекрасного, эстетика которая мне близка, и, если она резонирует с чувством прекрасного у другого человека, то я очень рада этому. А вдохновение я черпаю у мастеров прошлого, которые жили много столетий назад, наверно, поэтому в моих работах многие чувствуют дыхание древности.

Живя в Крыму, мне повезло, что рядом есть детище моего Мастера Намкая Норбу Ринпоче — Южный Кунсангар.

Как вы знаете, есть творческая традиция, которая идёт от самого Ринпоче. Находясь рядом с ним, я наблюдала, как он, словно играя, мог сплести оригами, вырезать кружево из бумаги в форме двойного дордже, сделать браслет или защитное ожерелье, некоторые из которых он сразу же дарил или выставлял на аукцион. Все полученные от этого средства шли на поддержание места, в котором проходил ретрит. Но самое главное его украшение — Драгоценное ожерелье, самый главный дар — это его Учение. Его учение живо, оно живет в учениках.

Чтобы любой искрений искатель, не имея средств, но имея передачу, мог с ним соприкоснуться, мы вместе с ганчи ЮК организовали производство и продажу мелонгов, все средства от которых, только за вычетом расхода на материал, пойдут на организацию ретритов в ЮК. Таким образом я могу отдать дань Фабио, моему первому Учителю украшений. Средства от первой партии мелонгов пойдут на покрытие всех расходов на его ближайший ретрит в ЮК.

Будущие партии мелонгов пойдут на организацию и проведение ретритов с другими инструкторами Дзогчен-общины. Этот проект был очень успешный, и я надеюсь, что в будущем мы продолжим зарабатывать деньги для Южного Кунсангара творческими активностями.

Ведь пока учение живо, Ринпоче жив, а красота хоть немножко спасает мир.

Контакты Лидии:

https://www.facebook.com/lidiya.vagabond

https://www.instagram.com/lidiya_vagabond/