История Яцека — как я встретил Чогьяла Намкая Норбу

Восьмидесятые годы в Польше были очень интересным временем. С одной стороны, всё ещё присутствовал старый депрессивный коммунистический образ жизни, который постепенно отмирал, с другой стороны, многие молодые люди чувствовали ветер перемен, дующий с Запада.

В то время в Польше существовало мирное общественное движение Солидарность, противостоящее политическому режиму, а затем мы оказались в состоянии войны с танками на улицах. В этой крайне странной политической обстановке мы, подростки, чувствовали себя обитающими на какой-то другой планете.

Движение Солидарность в большой степени родилось из католичества, а мы стремились к чему-то совсем новому. Мы создали своё отдельное пространство, что-то в духе Силы Цветов хиппи, с сексом, наркотиками, рок-н-роллом, даже больше с панк-роком. Такой была моя жизнь в подростковые годы. Однако очень скоро всё начало ухудшаться с приходом героина. Многие люди просто превратились в бродяг и наркоманов.

Я провёл шесть лет в этой тусовке с 15 до 21 года. Пока я наконец не узнал, что большинство моих друзей являются носителями ВИЧ, и я был уверен, что и у меня тоже есть этот вирус. Я не верил ни в какого бога, но я очень хотел найти какой-то духовный путь, который помог бы мне хотя бы достойно умереть. Я не верил в Бога, но я и не был полным нигилистом или материалистом. Я был похож на пчелу, порхающую с цветка на цветок — практикующий хатха-йогу по утрам, затем пытающийся делать медитации дзен, к полудню я мог присоединиться к мормонам или Свидетелям Иеговым, а вечером прийти в группу харе-кришна. Но ничего я не считал по настоящему своим.

Однажды мой друг пришёл навестить меня и, заметив, что я ищу свой духовный путь, он пригласил меня на медитацию Шестнадцатого Кармапы в центр Карма-Кагью. Это было ещё до того, как эта линия передачи разделилась на два течения.

Я сидел там и слушал инструктора: «Сейчас всё становится сном». И всё стало сном! Всё происходило именно так, как он описывал. Во время медитации «Три Света» Кармапы мои волосы встали дыбом. Когда мы с моим другом покинули центр, я сказал: «Теперь ты должен рассказать мне об этом всё. Это сильнее любых наркотиков, которые я когда-либо пробовал». Мой друг ответил: «Ты не можешь заниматься медитацией вместо наркотиков!». Но я сказал: «Конечно, нет! Наркотики были в моей жизни, потому что я не познакомился с этой медитацией раньше!». И это было абсолютной правдой.

Чтобы у меня было больше времени для Дхармы, я нашёл работу на неполный день в качестве сиделки. Это я с моим пациентом (я слева).

Мой друг сказал мне, что мне нужно делать, я начал практиковать нёндро, делать прибежище 10 000 раз и т. д., хотя я не получал формальной передачи этих практик. Потом я встретил ламу Оле Нидала и познакомился с практикой пхова, затем я встретил многих других великих лам традиции Кагью.

В течение трех лет я выполнял нёндро, совершил 100 000 простираний, подношений мандалы и выполнял гуру-йогу. Из меня выходило очень много нечистот, потому я не мог продвигаться в практике быстрее. Все те шесть лет на наркотиках выходили из меня чёрным дымом. На моём духовном пути я старался всё делать как можно лучше, я даже принял обеты генен для мирян. И это было ошибкой. Я также сдал анализ крови, и выяснилось, как ни странно, что у меня не было ВИЧ! Я выполнял не только практику нёндро, но и многие другие медитации, а когда практикуешь так интенсивно, многие прежние напряжения и старая карма проявляются очень быстро. Одним вечером ко мне пришли друзья и принесли с собой ЛСД. Они сказали: «Мы тебя совсем не видим больше! Ты только и делаешь, что сидишь дома в своих медитациях! Отдохни, чувак!». И я нарушил данные мною обеты…

Мы устроили сумасшедшую вечеринку, а когда я проснулся на следующее утро, я всё ещё был под действием ЛСД, и на следующий день тоже, и даже через день. Это уже было не смешно. Я осознал, что это было связано с нарушением моего обещания. Что же мне было делать? Я продолжал выполнять практику нёндро и старался справиться с воздействием кислоты, которое было чрезвычайно сильным. Я как будто потерял защитное поле вокруг меня. Полная открытость, но вовсе не в позитивном смысле. Это страшный мир вокруг, знаете ли.

Когда я завершил практику нёндро, я направился к Тэнга Ринпоче, чтобы просить его стать его учеником и получить передачи медитаций гуру-йоги, йидама и т. д. Пока я сидел там и ждал, внутри своего сердца я услышал слова: «Нет! Нет!». Это было так странно. И слова эти были не по-польски и не по-английски, а на каком-то другом языке, возможно итальянском. И я последовал этому голосу своего сердца и ушёл домой, продолжать практику нёндро.

Потом кто-то сказал мне, что в Польшу приезжает Намкай Норбу Ринпоче. Я уже почувствовал его ещё за месяц до его приезда. Приближалась огромная сильная энергия. Он прилетел точно в тот день, когда я завершил практику нёндро. Затем, когда я пришёл на его учения, ЛСД на какой-то момент прекратило действовать. Когда он покидал Польшу, я точно знал, что должен ехать за ним. Я быстро заработал немного денег, продавая очки на улицах, и следовал за ним весь путь через Россию до озера Байкал в Бурятии. Наконец, я подошёл к нему и сказал: «Я очень хочу быть с Вами». Он ответил: «Хорошо», — и пожал мою руку.

Я возвратился в Польшу, а затем немедленно направился в Италию. Я снова заработал денег, продавая игрушки на улицах Венеции, и отправился в Меригар. Там проходил ретрит с Ринпоче, а затем он уехал в Южную Африку. Спустя несколько месяцев моего проживания в общежитии и работы в Меригаре, мне позвонили родители и сказали, что у меня теперь есть деньги, поскольку они сдали мою квартиру. Теперь я мог отправится в Аргентину и встретить Ринпоче! Я немедленно отправился туда, и тут произошло что-то действительно странное.

В те времена Ринпоче много времени уделял людям в общине — мы ели все вместе, плавали в бассейне, катались на лошадях к водопадам. Это было невероятно — быть так близко! Во время одной из поездок к местным священным местам Ринпоче отдыхал на камне. Погода стояла прекрасная, но неожиданно появилась чёрная туча посреди синего неба, и пошёл дождь. Все отправились в ближайший ресторан, только Ринпоче, Фабио Андрико, Бодхи Краузе и я остались на камне. Мы пили вино под дождём. Спустя какое-то время вокруг нас стал раздаваться гром, но я каким-то образом знал, что это Ринпоче делает что-то с погодой. Я уже видел подобное с другими ламами, потому я не был удивлен. Что удивило меня, так это то, что мы были единственными людьми, которые остались с Ринпоче, и мы пили вино под дождём среди раскатов грома!

Вечером была устроена большая вечеринка. Я привёз с собой из Польши бусы из янтаря, которые я хотел продать, но я решил подарить их Ринпоче. Мы танцевали в кругу, и Ринпоче играл с моими бусами. Я повернулся к Бодхи и сказал: «Всё, что нам нужно делать — это открыться! Это всё!». В этот самый момент Ринпоче одел мои бусы и посмотрел мне прямо в глаза. Невозможно было, что он услышал мои слова, но я был уверен, что он всё знал. В этот момент вся энергия и действие ЛСД, которые сопровождали меня в течении многих месяцев, прекратились, как огонь, который затушили водой.

Я вернулся в Меригар и стал устраивать вечеринки с Лукой Т. и моими друзьями из моего подросткового прошлого. Они приехали в Меригар вслед за Ринпоче и остановились в доме у Луки. Мои родители отдали мне свою старую машину, и я отправился в путешествие вокруг горы Амиата с одной зубной щёткой в кармане. Я встретил многих прекрасных Дакинь, которые, вероятно, не захотели бы быть упомянутыми в этой истории. Это были незабываемые три года, и я мог увидеть, какой может быть община двадцать лет спустя. В Польше община только зарождалась, и там было совсем немного практиков с большим опытом.

В то время в Польше были установлены ограничения для иностранцев по покупке земель и недвижимости, и в Италии поляки также не могли ничего купить. Мои родители хотели дать мне денег, но я не мог купить ничего и потому не мог легально находиться в Италии. Тогда я не видел дальнейшего будущего и возвратился в Польшу. Я участвовал во многих ретритах Ринпоче и сопровождал его в паломничествах в Индию и Непал, к четырём основным местам, связанным с Буддой.

В то время Ринпоче казался разочарованным мною, не улыбался, а выглядел гневным. И для этого, конечно же, была причина. В то время я много тусовался на вечеринках. Хотя я не использовал наркотики, но были другие средства получения удовольствия. Мои друзья были всё ещё живы, и мы отлично проводили время. Наконец Ринпоче сказал, что мне следует пройти курс СМС.

Вот так я и познакомился с Ринпоче и учением, которое он передаёт.

Я поменял свою жизнь, встретил удивительную девушку, женился на ней, сделал карьеру в рекламных агентствах. Я прошёл все курсы СМС до четвёртого уровня и стал инструктором по базовому уровню Санти Маха Сангхи. Недавно я стал членом Международного Издательского Комитета Дзогчен-общины для изданий в Польше. И жизнь вовсе не скучная!

Яцек Маховски

Перевод на русский — Екатерина Мирославская.