10 лет ижевской ступе Лонгсал

Артём Тараненко, фотографии — Борис Бусоргин

На одном из первых ретритов Чогьяла Намкая Норбу в Подмосковье к Ринпоче подошёл Андрей Кочуров из Ижевска и рассказал, что живёт в самом депрессивном регионе России, представив Ринпоче ряд местных проблем. И действительно, Удмуртия в то время занимала одно из первых мест по количеству суицидов: это был конец 1990-х и жизнь тогда была тяжёлая. Ринпоче сказал, что в Тибете хорошо известно такое явление и что причиной этого может быть провокация, затрагивающая не одно поколение. Он посоветовал построить ступу для подчинения вредоносного влияния, а если это невозможно, почаще делать коллективную практику Гуру Драгпура. Ижевская община на тот момент только формировалась и не располагала ни финансовыми, ни организационными ресурсами для такого проекта. Условия для этого созрели примерно через десять лет.

К тому времени община в Ижевске выросла и окрепла, и в 2009 году Ринпоче дал ей имя Кунгалинг («место всеобъемлющего блаженства»). Член общины Азат Галеев очень много сделал для нового линга: купил помещение, полностью его оснастил, поддерживал многие начинания. Он же выступил спонсором строительства ступы.

В реалиях нашей страны согласовать такой проект было трудно. Сначала ижевская община Кунгалинг пыталась получить разрешение на строительство ступы как буддийского религиозного сооружения, но документы не подписывались. В конце концов Азат в своих ижевских кругах предложил поставить ступу не как ступу, а как стелу здоровья, благополучия и согласия — своеобразный памятник, который посвящён всеобщему благу. Заодно он пообещал местным властям облагородить городской бульвар, после чего разрешение на строительство ступы было, наконец, получено.

Осмотр места, выбранного для строительства ступы, и первые работы перед закладкой фундамента.

В конце 2010 года Наташа Синяева из Кунгалинга рассказала мне, что они собираются построить ступу, и попросила меня помочь с переводом, так как они хотели согласовать всё с Ринпоче. Так, я вступил переписку с Ринпоче, архитектором Джованни Бони и Институтом Шанг Шунг.

В процессе строительства происходило много интересных историй. Когда уже стало понятно, что всё складывается хорошо, Азат попросил меня съездить добыть дерево для согшина, жизненного древа ступы. Согшин вырубается по определённым правилам: нужно проверить, чтобы его рубили люди, которые не убивали, не воровали, не имеют страшных заболеваний, не злоупотребляют алкоголем. Я поехал в замечательную деревню в Красноярском крае под названием Черемшанка, которая, как оказалось, знаменита тем, что там находится неоязыческая секта Виссариона.

Я сначала засомневался, стоит ли брать дерево там, но из общения с Ринпоче я знал, что если что-то складывается, хотя и кажется странным, не нужно задавать много вопросов, нужно расслабиться и делать. Так и оказалось: за сосной пришлось ехать ни в Крым, ни в Бурятию, ни в Калмыкию, а в Красноярский край. Сектанты оказались довольно милыми людьми, которые нормально относятся к буддизму.

Роспись и подготовка согшина

Чтобы обработать дерево, сначала нужно замочить его на три месяца в проточной воде, а затем три месяца сушить. На улице стоял мороз –35 С, и я спросил Азата, что делать. Азат сказал, что когда мы его спилим, нам нужно будет сесть на трал и проехать 30 км по тайге, где нет живых людей, но есть озеро. Затем нужно будет выпилить лунку и бросить дерево там. Однако неизвестно, как его забирать весной, потому что там болото, и вездеход может утонуть. 

Когда я приехал на место, мне сказали: «Мы такого никогда не видели, но вчера перед твоим приездом открылась проталина». У них на горке стоит лесопилка, а внизу течёт речка. Стоит такой мороз, что всё замерзает. Когда я делал там серчем, колокольчик жёг пальцы через две перчатки, молоко на лету, падая, замерзало прямо в серчемнике. А тут внизу открылась проталина, чтобы как раз бросить туда брёвна. В общем было много событий, которые вызывали воодушевление.

Я там побыл и добыл кедр на согшин, объяснил, как что делать, и очень хорошо попрактиковал. После я созвонился с Азатом и, поскольку вскоре к ним собирались приехать Джованни Бони и Мигмар Церинг, предложил себя в качестве волонтёра. Так, в середине февраля 2012 года мы с моей женой Надей сели на машину и поехали из Москвы в Ижевск.

В процессе строительства

Дальше начались трудовые будни. Ступа возникла совершенно чудесным образом. Мы посчитали, что с момента, как городской совет подписал документы, до момента, когда мы закрыли бумпу (верхний купол) и ступа была готова, прошло девять месяцев. Если считать, что ступа — это тело Будды, то получилось, что она прошла весь период до рождения человека.

По традиции первая ступа, которая строится, это Ступа совершенной победы, символ того, что Будда победил Мару и достиг просветления. И у нас, и в Северном, и Южном Кунсангаре построена именно такая форма. Сначала мы подготовили место. Ринпоче нам сказал, по каким правилам нужно его освятить. Мы сделали серчем, подношение местным охранителям. 

Когда вскрывали землю, чтобы рыть котлован, прошёл сухой дождь: самого дождя не было, но гремел гром и сверкали молнии. Лама Рангриг Ринпоче сказал нам, что это хороший знак. После этого мы сложили в котлован всё, что нужно подавлять: оружие, ножи, патроны, древние стрелы. Также мы насобирали шприцы, так как наркомания в Ижевске — большая проблема. Затем насыпали следующий слой — то, что мы хотим получить, так называемые символы процветания: сытая жизнь — это пять злаков, богатство — это драгоценные камни, которые мы купили специально, настоящий бриллиант от Азата, а также деньги, тибетские лекарства и подношения, которые присылали люди из всех Дзогчен-общин мира.

Реликвии, присланные Чогьялом Намкаем Норбу.

Мы строили ступу по очень сущностным наставлениям Ринпоче: заложили цаца, книги с практиками, учениями Лонгсал. Тексты собирались по всем гарам, чтобы они были на разных языках. Основной корпус книг дал Северный Кунсангар и Западный Меригар. Очень было приятно, что нам прислали тексты из Аргентины. Цегьялгар, где был открыт Танец Песни Ваджры, прислал кусочек дерева от первой мандалы, на которой танцевал Ринпоче. Северный Ташигар прислал немного земли с острова Маргарита. Свитки мантр заменили тем, что, по совету Ринпоче, собрали весь корпус буддийских учений, наставления Санти Маха Сангхи, учения Лонгсал, переданные на тот момент Ринпоче, и записали их на долговечные лазерные (или CD-) диски, сделанные по специальной технологии и привезённые из Америки.

Очень интересно было работать с Ринпоче. Мы согласовывали с ним каждый шаг, не отклоняясь от его наставлений. Если он сказал, что архитектор — Джованни, то по архитектуре мы работали с именно с ним. Джованни известен тем, что по просьбе Ринпоче работал в рамках проекта ASIA, ездил в Тибет, строил мосты, школы, делал расчёты по многим проектам в общине. Во время строительства нашей ступы Джованни приезжал в Ижевск, работал с архитекторами, которые рисовали проект, исправлял ошибки, обсуждал работу со строителями.

Встреча с Ринпоче, посвящённая строительству ступы. Тенерифе, 2011 г.

Очень здорово было работать с Мигмаром. Мигмар жил в Тибете, откуда его Ринпоче пригласил в Италию. Он знает все тонкости: какая нужна древесина, какая технология используется, в каком порядке всё делается и т. д. Мигмар показал, как обрабатывать согшин, написал на нём мантры. Также он участвовал в культурной программе: рассказал про тибетскую кухню и диетологию в Международном Восточно-Европейском университете, а в местном дхарма-центре провёл курс по тибетской живописи тханка.

Вообще эта ступа в каком-то смысле вышла за пределы всех ограничений. Нам рубили кедр люди из секты Виссариона. Когда эти брёвна привезли в Ижевск, их нужно было выпилить по форме, и хозяин лесопилки, татарин, лично опилил бревна на станке. Когда мы сделали две тысячи цаца, их нужно было где-то обжечь. Мы поговорили с художниками-керамистами, но те сказали, что обжигать такую форму нельзя, всё полопается. У Азата был знакомый на металлургическом заводе Ижсталь, где выплавляют сталь для оружия, и он предложил попробовать обжечь там. В итоге знакомый, православный человек, обжигал цаца в закалочных печах Ижстали, изучив накануне в Интернете, какой должен быть температурный режим, технология и время обжига. При этом брака при обжиге почти не было.

Закладка цаца и реликвий

Каждый человек, который участвовал в этом процессе, относился к нему очень ответственно. Это было похоже на то, как раньше в советские времена люди выполняли партийные задания. Получилось так, что ступу делали не только буддисты, а самые разные люди. 

Лама Йонтен Гьяцо из школы джонанг и Лама Рангриг Ринпоче прислали две дополнительные вазы с реликвиями для закладки ступы. Мы очень хотели, чтобы приехал Ринпоче, но тогда ему уже было трудно передвигаться и он ездил только туда, где в нём больше нуждались. Поэтому мы придумали сделать закладку одновременно с Южным Кунсангаром. Когда закладывали вазу в Крыму, мы по трансляции делали всё вместе. Мы очень активно взаимодействовали с украинской общиной, и Днепропетровская община изготовила для нас символ Лонгсал, точно такой же, который был использован в Южном гаре.

Ритуал закладки вазы с реликвиями и других драгоценных предметов по трансляции с Южным Кунсангаром.

Когда ступа была построена, мы очень боялись, что православные радикалы будут пытаться её снести, пачкать краской, как это происходит со ступой, поставленной в Мурманске. Я не помню, чтобы хоть раз было что-то такое. Наоборот, приходят бабушки, читают, что если обойти это место три раза и загадать желание, то оно сбудется, после чего обходят ступу и крестятся на Будду. Молодожёны приходят туда после свадьбы, чтобы загадать желание.

Приведу личный пример. Жене моего начальника врачи сказали, что она не может иметь детей. Как-то на прогулке они увидели ступу и решили обойти вокруг неё и загадать желание. Начальник подумал: «Фирма у меня есть, квартира есть, деньги есть, есть любимая женщина, с которой я живу. Загадаю-ка я детишек». Через месяц он вернулся домой и узнал, что будет папой. Ровно через год после строительства ступы, в её первый день рожденья, у него родились три замечательных, здоровых девчонки.

Как-то, пока я работал на ступе, развешивая лунгта и что-то подправляя, подошла женщина и рассказала, что её сын с невесткой, медики, обойдя ступу, получили хорошую работу в Казани. Дети тоже очень любят ступу. Однажды 9 мая учительница приводила школьников к вечному огню, который расположен неподалёку, и они заодно подбегали к ступе, чтобы её обежать по часовой стрелке и загадать желание.

Установка Будды Амитабхи и символа Лонгсал

Так, ступа стала межконфессиональным памятником, куда приходят все. Для каждого это своя личная практика. Это очень трогательно и радостно. Никто не думает: «Это буддизм, значит мы туда не пойдём, ведь там должны быть только буддисты». На ступе всегда есть цветы, даже в самые морозы. К новому году дети кладут открытки с желаниями, приносят конфеты. Когда была трансляция Олимпиады в Сочи, толпа людей, посмотрев трансляцию, пошла обходить ступу, чтобы наши победили. 

Команда проекта была похожа на ганчи: Азат Галеев — жёлтый сектор, он предоставил деньги, Наташа Синяева — красный сектор, во многом благодаря её энергии ступа была построена, я и моя жена Надежда Василенко — синий сектор, поскольку я был на связи с Ринпоче и следил за тем, чтобы всё было сделано правильно. Борис Бусоргин был на всех этапах строительства, фотографировал, участвовал в практиках, занимался благоустройством ступы. Также приезжали и помогали Ольга Третьякова, Ира Мухаметшина, Лев Гордон, Ира Коробейникова, Дима и Лена Долговы и другие члены общины.

Ступа, наконец, готова

Когда всё закончили, это было большое счастье. Словно после жаркого дня, пота и грязи, прошёл сильный ливень, который всё очистил. Азат закатил для всех праздник. По тибетской традиции все работники должны остаться довольными, поэтому в гомпе был накрыт огромный стол, были приглашены местные знаменитости, и всё прошло прекрасно. В 2022 году ижевской ступе исполнится десять лет.

Для меня строительство ступы было служением. Каждый шаг мы согласовывали с Ринпоче. Позже от имени ганчи Кунгалинга я написал письмо Ринпоче, сообщив, что мы всё сделали, и Ринпоче ответил: «Вы сделали всё правильно». Это стало для меня наивысшей благодарностью: услышать от своего учителя, что мы всё сделали хорошо.