Художники общины — Лариса Рожнова

Лариса Рожнова в северной Индии

Я родилась в Ленинграде, закончила там школу, а затем Художественно-графический факультет Педагогического университета. Так что по первому образованию я преподаватель рисования.

Я мечтала стать художником, интересовалась буддизмом и со школы читала всё, что можно было раздобыть в советское время на тему духовных практик. В седьмом классе, найдя одну самиздатовскую книгу, я стала заниматься хатха-йогой, и сразу же в неё влюбилась. Немного позже я прочла, что пережитки буддизма у нас в стране сохраняются в Бурятии. Так, в 1985 году я отправилась в Иволгинский дацан под Улан-Удэ, где встретила буддийскую духовную традицию.

Встреча с Дхармой. Бурятия.

Моим первым учителем стал старейший монах дацана, которого из уважения звали «дедушка Дарма Доди». Это был одним из немногих лам, выживших после революции, после всех гонений и репрессий. Он получил образование до революции и по стечению обстоятельств много лет провёл в сталинских лагерях на Колыме. Благодаря этому он хорошо знал русский язык и русскую культуру. Я получила от него устную передачу учений и сразу стала практиковать.

Впервые увидев бурятские тханки, я была шокирована. Когда сталкиваешься с тханкой, другое искусство перестаёт тебя интересовать. Во время учёбы в художественном институте, мне хотелось рисовать всё: и портрет, и натюрморт, и какие-то прикладные вещи, но раз увидев тханку, я больше не стремилась ни к чему другому. Это высшее искусство, искусство Дхармы, которое превосходит всё.

Бела Тара — работа Ларисы

Сперва я пыталась копировать тханки. Я рисовала по книгам, которые можно было тогда достать. Это были старые бурятские издания с чёрно-белыми изображениями. Мне казалось, это просто: достаточно снять кальку, ведь я художник. Но я столкнулась с тем, что, не зная технологии, сделать это невозможно. Можно сделать что-то по мотивам Зелёной Тары, но это всё равно не будет тханкой. Я обнаружила, что в тханках есть особый шарм, особая энергия, и поймать её — самое трудное. Увидев настоящую тханку, люди очаровываются ею, и у них возникает сильное желание сделать себе такую же для личной практики.

Я понимала, что для овладения искусством тханка нужно серьёзно учиться, но тогда в Бурятии в конце 1980-х гг. учиться было негде и не у кого. Хотя сейчас, по прошествии многих лет, я знаю, что был такой исключительный художник, как Данзан Дондоков, и его дочь Люба Дондокова, перенявшая его стиль.

Дхарма в Советском Союзе

Первым ламой-перерожденцем, приехавшим в СССР, был Бакула Ринпоче из Ладакха в Северной Индии. Он приехал в Москву в 1989 году благодаря тому, что был послом Индии в Монголии. В то время у Советского Союза были теплейшие отношения с Монголией. Его лекции были немного засекречены, и информация о них передавалась среди интересующихся буддизмом по сарафанному радио. Учения проходили в помещении библиотеки, и это был глоток настоящей Дхармы.

Затем в 1990-1991 годах в Россию приехала традиция карма-кагью: монах Ринчен из Польши, который передал нёндро, а затем Оле Нидал с женой Ханной, их первым учителем Цечу Ринпоче, «прозрачным ламой», и монахом Калсангом.

Встреча с Намкаем Норбу Ринпоче

Ринпоче приезжает в дацан, Санкт-Петербург,1992 г.

Позже в 1992 году в мой родной Ленинград приехал Намкай Норбу. Я села в метро, доехала до дацана, где проходили первые две лекции, и впервые увидела Ринпоче. Это было чудесно. Ринпоче подъехал но очень скромной, по нынешним меркам раритетной машине Москвич-411. Он был одет по-европейски, немножко по-спортивному, но не как лама. Ринпоче стал читать сложную лекцию о девяти колесницах школы ньингма. Я сидела и слушала, как заворожённая. Одновременно с этим я понимала, что не знаю и трети слов, которые он произносил, но решила доучить их позже.

Ретриты Ринпоче в тот год проходили в Вильнюсе, Ленинграде, Москве и Улан-Удэ. В Россию вместе с Ринпоче приехали около пятнадцати его учеников. Стоял июнь, в дацане были толстенные каменные стены, и внутри было холодно. Ближайшие ученики Ринпоче, судя по всему, знали девять колесниц ньингма, и, завернувшись в пледы, подзаснули. В какой-то момент произошло забавное событие: Ринпоче оглушительно выкрикнул «Падмасамбхава!», и все, встрепенувшись, вылезли из своих кульков. Почему-то этот момент мне очень хорошо запомнился. Для меня лекция не была скучной, она была немного напряжённой, так как я не понимала некоторых слов, но я очень старалась.

В конце был ещё один забавный момент. После лекции к Ринпоче стали подходить люди, и каждый говорил что-то своё. Среди них подошёл мужчина, который без конца спрашивал: «Всё-таки я не понял, как это Миларэпа умудрился спрятаться в роге яка?» Он повторял: «Объясните мне, как это? Ведь в роге же не может поместиться Миларэпа!» Ринпоче смеялся так, будто его щекочут, и по дацану раздавались раскаты его смеха. Чем больше Ринпоче смеялся, тем больше тот спрашивал.

На следующий день было продолжение лекции, а на третий день ретрит перенесли в помещение школы в отдалённом районе Ленинграда. Дальше учение проходило в спортзале школы, и всё было просто волшебно. Было достаточно места, чтобы расстелить мандалу, и там я впервые увидела Танец Ваджры. Его знали только несколько учеников, и многие старались что-то повторить, стоя вокруг мандалы.

Затем обстоятельства сложились так, что меня легко и беспрепятственно вынесло дальше в Бурятию, и через пару недель я попала на ретрит неподалёку от Улан-Удэ на озере Котокель. На втором ретрите учения Ринпоче воспринимались уже более сильно, точно и, с моей стороны, осознанно.

Лариса дарит Ринпоче самодельную шапку. Ретрит неподалёку от Москвы, 1996 г.

После ретрита я некоторое время жила во Владивостоке, где мы образовали местную Дзогчен-общину. Там было несколько человек, получивших передачу, и у нас сложилась маленькая компания, с которой мы изучали практики и делали один за другим ретриты. Можно сказать, что я не заметила «лихих» 90-х: я всё время была занята практикой, ретритами и планами на эту тему. В июне 1993 года мы сделали ретрит по практике чод в Саянах в Бурятии и в целом за год изучили и выполнили ретриты по всем практикам, которые передал Ринпоче.

Тханка. Обучение.

В 1994 году в Санкт-Петербург по приглашению центра карма-кагью приехала художница тханкописи Мариана ван дер Хорст, и мне посчастливилось заниматься у неё и одновременно переводить тот ретрит. Занятия продлились около десяти дней, после чего я твёрдо решила, что хочу поехать учиться в Индию. Учиться у Марианы было прекрасно, в дальнейшем я переводила многие её ретриты в 1994-2015 гг., пока она не перестала путешествовать из-за ковида. Но тогда я поняла, что учиться нужно долго, серьёзно и тщательно, и решила найти учителя в Индии. 

Курукулла — работа Ларисы

Я уже была готова ехать, но в 1994 году в Индии случилась холера, были введены ограничения, и в итоге я никуда не поехала. В 1995 году стало известно, что будет экзамен и ретрит по Санти Маха Сангхе, и, поскольку для меня это было приоритетом, поездка снова была отложена.

В 1996 году в подмосковной Жуковке на даче бывшего генсека Монголии прошёл ретрит по первому уровню Санти Маха Сангхи. Это был совершенно чудесный ретрит, где участвовали чуть больше ста человек. Это были и только что сдавшие экзамен люди, и такие близкие ученики Ринпоче, как Фабио и т. д. Во время этого ретрита мне удалось съездить в Москву и взять годовой билет до Дели и обратно.

Так, в 1996 году я полетела в Индию. Благодаря огромному благословению Намкая Норбу Ринпоче обстоятельства сложились волшебным образом. Но кроме того, чтобы туда поехать, нужно было ещё во всей Индии найти учителя. Я знала английский язык и только то, что Индия — страна третьего мира, как тогда говорили, и всё.

Индия. Вечная любовь.

Волна благословения сразу же вынесла меня на посвящение Калачакры, которое давал Его Святейшество Далай-лама в монастыре Табо в долине Спити, что в северной Индии. С того момента как-то всё и завертелось. Вскоре я встретила своего учителя Нгаванга Дордже. Он возглавлял Школу живописи тханка для народов Гималайского региона Индии в Манали, штат Химачал-Прадеш, под названием «Живопись в стиле гомпы» (Painting in Gompa Style).

Со своим учителем тханкописи Нгавангом Дордже в Индии.

Сам он получил традиционное ламское образование в монастыре Кунделинг в Лхасе, куда его отдали в 6 лет. Там же он стал художником тханка в стиле гадри. В начале 1950-х он ушёл пешком в Индию и принял там гражданство. Учитель сказал, что можно учиться у него, сколько будет получаться. Так, я училась у него в течение трёх лет в период с 1996 по 2000 гг., периодически выезжая из Индии, чтобы сделать визу. Самый простой способ был — выехать в соседний Непал, и благодаря этому я встретила много чудесных учителей и смогла сделать ретриты в святых местах, пропитанных благословением Дхармы.

Кунсангар. Возвращение в Индию.

В 2001 году я закончила тханку Мандаравы и поехала на ретрит в Кунсангар. Тханка провисела позади Ринпоче всё учение, а в конце ретрита меня выбрали в ганчи Кунсангара, так что до 2003 года я жила и работала в гаре, посвящая всё своё свободное время рисованию. В тот период я сделала тханку Зелёной Тары, которую поднесла Ринпоче во время ретрита по Зелёной Таре. Позже Ринпоче передал её в Южный Кунсангар.

Тханка Мандаравы — работа Ларисы

После 2003 года я приезжала в Индию к Нгавангу Дордже при первой возможности. Помимо этого, я стала заниматься организацией паломнических туров по святым местам Индии и Непала, и в итоге жила там большую часть времени в году вплоть до 2020 года. Меня особенно интересовали географические «места силы», связанные с практикой, с нашей линией передачи. На протяжении почти 20 лет я организовала и провела много творческих поездок и паломничеств, всегда связывая их с учениями. Особенно запомнились два ретрита по практике Мандаравы с практикующими Дзогчен-общины в пещере Маратика в Непале в 2017 году и 2018 гг. Так совпало, что вторая поездка была в период после ухода Ринпоче и мы посвятили ретрит его памяти, освятив всей группой тханку Мандаравы.

Создание тханки. Технология.

При создании тханки бывает, что на меня находит внезапное вдохновение, и я сразу сажусь за работу. Бывает, что тханку заказывают, и тогда я планирую своё время и выполняю заказы, например, в зимний период. Всё делается медленно и неспешно.

У тханки есть очень строгая технология, отработанная веками. Традиционно в тханкописи используются краски из тёртых минералов, так как они дают очень красивую бархатную поверхность. Это цвета спектра, которые передают чистую энергию пяти первоэлементов.

Сначала натягивается холст, который потом грунтуется и полируется. Затем наносится рисунок, накладываются цвета, а там, где требуется переход от насыщенного цвета к более светлому, делается тонировка. Связующим звеном выступает мездровый клей, на его же основе делается грунт с мелом или глиной. Краска тоже смешивается на основе клея и при нанесении входит в состав холста, втираясь в него и становясь с ним единым целым. Затем наступает время обводок. Каждая деталь обводится тонкой кистью, гибкими мелодичными линиями с нажимом. В последнюю очередь наносится мелко тёртое, неполированное золото, а затем делается полировка наконечником из драгоценных камней. Иногда полировкой наносится рисунок. Мягкость или жёсткость камня, например, нефрита или аметиста, даёт разницу в интенсивности блеска.

Отражение в зеркале

Тханка представляет собой идеальное измерение, чистую землю будды. Поверхность тханки называется зеркалом, или по-тибетски мелонгом. Элементы пейзажа тханки располагаются в соответствии с искусством организации ландшафта — тибетской геомантией, или саче.

Есть особые техники, когда тханка пишется золотом на красном фоне — мартан, на чёрном фоне — нагтан, и на золотом фоне красным контуром — сертан. Они связаны с видениями в момент смерти и являются причинами для освобождения в посмертном состоянии.

Тханка Манджушри в технике сертан — работа Ларисы

Тханка невербально передаёт садхану медитации. Она полностью описывает божество, его состояние, его качества, средствами живописи передаёт его энергию. Тханка служит опорой для практики и способствует собранию двух накоплений — заслуг и мудрости. Хорошая тханка оставляет очень сильный отпечаток в уме, поэтому она также служит причиной для освобождения. Помимо этого, тханка может быть использована как магический ритуал. Если нужно совершить действие, достичь желаемого, то один из методов — заказать тханку. Например, чтобы помочь больному быстрее выздороветь, традиционно заказывают тханку божеств долгой жизни, например, Белой Тары. Один монастырь заказывал у моего учителя Нгаванга Дорже тханку, чтобы найти перерождение своего наставника.

Ритуал освящения тханки (рамне)

Если есть возможность, то лучше освятить и подписать тханку у учителя. Когда я освящаю тханку сама, то делаю ганапуджу, а затем напротив соответствующих чакр проставляю сзади семенные слоги красной симдхурой или золотом.

Практические занятия по тханкописи

На протяжении нескольких лет я провожу ретриты по буддийскому искусству тханка в Северном Кунсангаре. Обычно это пятница и выходные, после чего участники четыре дня выполняют домашнее задание, а на следующие выходные мы встречаемся снова. Надеюсь, что в будущем мы продолжим занятия!

Контакты для связи:
Whatsapp: +7 911 725 95 30
Email: lararoj24@gmail.com