Быть в присутствии и осознавать свою ситуацию

Адриано Клементе, один из первых учеников Чогьяла Намкая Норбу, главный переводчик «Полного собрания работ Чогьяла Намкая Норбу», ответственный за перевод цикла Лонгсал учений Ринпоче. После  проведёной им ганапуджи в августе 2020 года в Меригаре (Тоскана), для присутствующих как в гомпе, так и по вебкасту, в неформальной обстановке Адриано произнес речь.

Когда мы говорим, что мы практики Дзогчен, то, как говорил Ринпоче, очень важно применять все те знания, которые мы получили, в нашем состоянии. Это относится не только к учению Дзогчен, как к пути самоосвобождения. В основном, когда Ринпоче начинал учить, он всегда говорил о наблюдении за индивидуальным состоянием каждого. Это врата вхождения в учение Дзогчен, и это означает, что нам следует распознать насколько мы ограничены в нашем состоянии тела, речи и ума; что всё, что мы пытаемся делать, всегда обусловлено нашими привычками и кармическими следами. Это корень всех проблем, а также причина, по которой мы не прогрессируем в нашей практике.

Возможно, вы помните, Ринпоче говорил, особенно про таких учеников, как я, которые следовали за ним двадцать или тридцать лет, что мы как шраваки. В Хинаяне «шраваки» означает «слушатели». Конечно, это не означает, что они только слушает и не практикуют. Так быть не может. Корень этого слова исходит из того факта, что они (ученики Будды), всегда были рядом с ним, всегда слушая, чему Будда учил, и получая его Учения. И это то, как делали мы, некоторые из нас сорок, тридцать, двадцать, десять, пять лет или всего лишь год, это индивидуально для каждого. Мы все разные. Но сейчас период шраваков завершен, это история.

Сейчас мы в другой ситуации и должны брать полную ответственность за себя. После  ухода Ринпоче некоторые были расстроены или шокированы, и спрашивали, кто будет преемником. Эта идея с самого начала нехороша. Если бы у нас была организация, бизнес, то тогда нужен кто-то, кто будет заботиться об этом, в ином случае это дело провалится. В Тибете было так – монастырю нужен был приемник. Иначе экономика монастыря падала. Также и здесь, для общины, и некоторые люди говорят, что членство вдвое уменьшилось по сравнению с прошлым годом, появилось много других проблем. Но нам не следует так думать. Это ли главная причина, по которой мы следует учению Дзогчен? Это не так. Учение Дзогчен означает, что каждый из нас может быть преемником Ринпоче, если мы применяем учение, как посеянные множество семян, как Ринпоче сделал для тысяч в этом мире. Затем это зависит от вторичных причин: погоды, воды, такого рода вещей. Каждый из нас идет своим путём, но в одном направлении.

Я думаю, сейчас очень важно, чтобы Дзогчен-община была вместе. Нам нужно пытаться быть в присутствии и осознавать нашу ситуацию. В Ваджраяне говорится, что получение посвящения, это словно змея, проникшая в трубу (которая может выйти только с одной стороны: т.е. освобождение или низшие состояния). Почему? Потому что после получения посвящения в Ваджраяне, мы должны следовать всем нашим самаям, обязательствам всю жизнь. Для нас тоже самое – у нас есть очень важная самая, быть в присутствии и осознавании. В целом, в Дзогчен, если идти интеллектуальным путём, у нас есть четыре самаи. Эти четыре самаи означают пребывать в состоянии мгновенного присутствия. Это главная самая. Для каждого это вполне возможно. Если мы в присутствии, т.к. осознаем ситуацию, то невозможно не распознать свои неверные действия.

В Дзогчен мы говорим «самоосвобождение». Например, призывание Самантабхадры объясняет основу, путь и плод для каждой из шести лок, и путь всегда объясняется на уровне самоосвобождения. Но это означает, что наш ум должен быть хорошо подготовлен. Если способности низшие, следует начать с фиксации, с шине, затем медленно приобретать способность для этого. Если, к примеру, возрастает гнев – кто-то меня провоцирует, возможно, я муж и моя жена провоцирует меня, я гневаюсь, затем я отвечаю и сражаюсь с ней. Когда гнев уже присутствует, в этот момент самоосвобождение невозможно. Самоосвобождение возможно прежде проявления гнева как эмоции. Нам нужно работать с корнем этой энергии, которую мы можем проявить как гнев, и это совсем не просто. Поэтому освобождение объясняется разными уровнями: чадрол, шадрол, рандрол, не очень-то просто. Однако, если мы не на том уровне самоосвобождения, крайне важно работать на том уровне, который проще для нас. Например, моя жена провоцирует меня, а я нахожусь в присутствии, и даже если мой гнев даже немного возрастает, то я контролирую его, размышляя, что если я разгневаюсь, то отвечу, скажу неприятные слова, мы поругаемся, и в итоге результат будет негативным, бесполезным.

Иногда даже практики, муж и жена, серьезно ссорятся между собой, но тем самым они себя разрушают. Это важно не только между мужем и женой, но для дочерей, сыновей и для любых взаимоотношений, которые у нас есть, в целом. В частности, в контексте ваджрных братьев и сестёр. Очень важно сохранять такое присутствие и осознавание постоянно. Конечно, это не означает, что однажды разгневавшись и вступив в драку, мы должны чувствовать сожаление всю нашу жизнь. Можно прояснить вещи с другим человеком, и, конечно, нам нужно отложить наше большое эго, нашу гордость, в сторонку. Гордость не приносит пользы, только проблемы. Мы должны осознать, что гнев и другие эмоции это нечто, что мы ассоциируем с собой. И этот «сам» – всего лишь набор из пяти эмоций.

Когда мы делаем ганапуджу, мы произносим: «Om A Hum, A La La Ho», а прежде «Samaya Shudde A». Что означает «Samaya Shudde A»? Это не означает, что в этот момент мы очищаемся и самая очищена, потому что я раскаялся и раскаиваюсь. В Дзогчен это не так. Это признание, это очищение вы делаете в распознавании своего истинного состояния, истинной природы. Это как будто мы спали, а сейчас проснулись; мы в этом состоянии, мы пробуждены. Поэтому это очищено, т.к. все чисто в этом состоянии.

Я не тот человек, который может давать советы другим, но если кто-то попросит меня сказать что-нибудь, я расскажу, что чувствую с тех пор, как Ринпоче ушёл. Как я пытаюсь работать с собой, и что является самым важным. У инструкторов есть обязательство базового уровня Санти Маха Сангхи, и даже все практикующие должны быть примером для других. В действительности, ценность не в том, что эти люди знают больше, что они прочли много книг, и что люди думают, будто те так много знают и хотят обладать такими же знаниями. В этом нет ценности. Или кто-то поёт или произносит (практику) хорошо. Это все относительные вещи. Но то, как человек взаимодействует с другими, как он\она себя ведёт, есть ли терпение, не проявляется ли гнев, как он общается с людьми, тогда мы можем сказать каков он или она. Что они делают, чтобы стать такими хорошими людьми? Я хочу быть похожим на тебя. Это хорошая мотивация.

Это всё. Если есть вопросы, у нас есть пять минут. Либо, завершим.

 

Перевод Евгения Едутова

Субтитры на русском языке – Анна Олефир