Интервью о проекте «Мы разные, но мы вместе»

Кармен Ривас и Глориана Бренес рассказывают о новой программе Дзамлинг Гара для людей с различными функциональными возможностями.

Кармен Ривас (слева) и Глориана Бренес (справа).

«Зеркало»: Сегодня 16 ноября 2022 года, и мы находимся в Дзамлинг Гаре. Мы берём интервью у Кармен Ривас и Глорианы Бренес о новой, очень интересной программе Дзамлинг Гара для людей с различными функциональными возможностями.

Кармен ведёт эту работу уже довольно давно, поэтому мы бы хотели узнать о её богатом опыте и знаниях. Опыт и знания Кармен послужат основой для программы, которая будет разрабатываться здесь, на Тенерифе.

Итак, Кармен, расскажи, пожалуйста, когда ты впервые начала заниматься этим проектом в Каракасе, в Венесуэле, и как ты стала работать с людьми с разными функциональными особенностями посредством Танца Ваджры?

Кармен: В 2015 году я проводила курс по Танцу Ваджры в Каракасе. Среди участников курса был врач, у которого было два племянника, испытывавших трудности с движением и обучением. Узнав о Танце Ваджры, врач очень им заинтересовался. Он захотел обучить ему группу людей с различными функциональными возможностями, с которой он уже довольно долгое время работал.

В этой группе были дети с синдромом Дауна, некоторыми видами аутизма, проблемами с моторикой, нарушениями внимания и трудностями с обучением. Эта группа была уже достаточно организованной, и для меня это было очень неожиданно, потому что ко мне никогда не обращались с подобным предложением.

В то время нам очень повезло, потому что Ринпоче физически был рядом с нами. Я подошла к Ринпоче и спросила его, могу ли я обучить Танцу Ваджру эту группу с такими проблемами. В тот же день, почти сразу, он ответил: «Да, давай».

Для меня это был большой вызов, потому что я никогда не общалась с такими разными людьми. Я не знала, чего ожидать и какие трудности могут возникнуть.

Я стала изучать профиль каждого человека, просто пытаясь понять, с чем мне предстоит иметь дело, и осознавая, что исследования говорят о том, как обстоят дела, дают много информации, но не дают полного представления о том, что будет происходить. Я подумала, что Танец Трёх Ваджр будет самым сущностным и лёгким для изучения, но в то время для этого требовалась передача. Поэтому, очень застенчиво и одновременно очень осторожно, я спросила Ринпоче, могу ли я обучить эту группу Танцу Трёх Ваджр. Он ответил: «Да, пожалуйста, это будет лучше всего».

Я стала готовиться, и ганчи Каракаса организовали это мероприятие очень хорошо. Мы работали вместе и подготовили все различные аспекты, чтобы сделать программу по-настоящему успешной. Причём Ринпоче попросил нас быть осознанными и распространить новость о курсе во внешнем мире и в социальных сетях.

Это было очень важно, поскольку, когда другие узнавали о том, что курс предназначен для людей с особенностями развития, они становились более открытыми и восприимчивыми и хотели участвовать.

Кармен и участники курса по Танцу Ваджры в Каракасе.

Так что мероприятие было очень хорошо организовано: мы получили лучшее место, лучший звук, все нам помогали, всё было организовано местными властями с присутствием СМИ, телевидения и прочего. Так что я была очень этому рада, и мы начали курс.

Первый день был первым шагом, и он был довольно сумбурным. Я действительно не знала, как приступить к новому опыту. Кроме того, хотя дети были очень внимательны, они также понимали, что это нечто очень трудное. Например, в танце есть движение, когда мы открываемся, но многие из них могли делать только противоположное движение, то есть закрываться. Но я заметила, что им было очень интересно и что они хотели учиться. Они проявляли столько радости. Они были счастливы и не придавали значения своим ошибкам. Они действительно наслаждались, смеялись и, даже делая ошибку, изо всех сил старались и продолжали несмотря ни на что.

Когда я увидела, что они не боятся делать ошибки, это действительно привлекло моё внимание и очень меня обрадовало. Они смеялись и просто продолжали идти по мандале, стараясь выполнить то, что было необходимо.

Эта особенность — не придавать значения ошибкам, не осуждать, а стараться повторить снова и снова — действительно меня очень вдохновила и дала сил продолжать. Лечащие врачи этих детей, их учителя и родители очень меня поддержали. Конечно, было много поддержки и от практиков Общины, которые знали этот танец. Так что мы были единой командой.

В течение пяти дней, занимаясь каждое утро, паво выучили внутренний танец, а памо — внешний. Они танцевали очень хорошо. Конечно, не так совершенно, как это сделали бы некоторые из нас, но они были совершенны во времени и совершенны в пространстве. Что касается движений, то участникам группы было трудно, но их движения были совершенными для их состояния. Некоторые из них действительно делали всё прекрасно, другие же испытывали небольшие трудности, тем не менее, для них это было совершенно.

Я многому у них научилась. Я поняла, что то, что мы считаем совершенством, тоже относительно. Потому что, со своей стороны, они делали всё, что могли, и занимались очень серьёзно. Для меня было очень важно разделить с ними радость и благодарность за то, что они делают. Мне удалось разделить с ними радость и благодарность, и проделанная работа стала для них достижением.

Благодаря курсу их физическое и моральное состояние заметно улучшилось. Они стали более расслабленными. Их лечащие врачи и родители сообщали мне, что их состояние действительно стало лучше, были очень конкретные результаты. Например, у одной девочки была очень глубокая депрессия, и её родители и врач позже сообщили, что её состояние улучшилось.

Среди участников был мальчик с параличом конечностей, который передвигался на инвалидной коляске, но хотел участвовать. Сидя, он мог только с большим трудом делать танец А, но делал его постоянно. В конце курса он смог поднять правую руку. Его мама сказала мне: «Смотри, смотри. Теперь Ахилл сможет есть». Этот курс оказал очень сильное воздействие на тело, речь и ум каждого из них. Так что, конечно, это принесло им пользу на физическом уровне, но я уверена, что они также получили глубокую пользу, связанную с передачей Ринпоче, на энергетическом уровне. Поэтому я убеждена, что потенциал танца, пространство мандалы, тайминг, звук мантры и движения оказали на них очень сильное влияние и принесли им пользу.

З: Удалось ли им продолжить использовать метод, которому они научились, после курса?

К: У курса было продолжение, но оно длилось недолго. К сожалению, в тот год политическая ситуация в Каракасе была очень напряжённой, было много протестов, много беспорядков. Поэтому, хотя мы нашли место для продолжения танцев, городскую площадь, оно было довольно привилегированным и находилось под угрозой. Родители не захотели рисковать и водить туда детей.

Тем не менее, директор центра сообщил мне, что большинство из них продолжали заниматься танцем А дома. Мы смогли добиться всего этого благодаря открытости и позитивности ганчи, которые действительно хотели попробовать и продолжить эту программу.

З: Когда ты вернёшься в Венесуэлу, сможешь ли ты продолжить работу?

К: Да, в ближайшие пару месяцев, когда я вернусь в Венесуэлу, в январе и феврале я свяжусь с уже достаточно организованной группой в Мериде, моём родном городе. Там много танцоров, и они уже пытаются организовать такой вид сотрудничества с местным сообществом. Но ты подала мне идею, я могу также связаться с группой в Каракасе и посмотреть, что из этого выйдет.

З: Давайте поговорим немного о событии, которое только что прошло здесь, на Тенерифе, в Адехе, и о вашей группе, которая работает над реализацией подобного проекта для местных жителей Адехе. Вы провели здесь курс под названием «Мы разные, но мы вместе» для людей с разными функциональными возможностями. Он был больше предназначен для инструкторов?

К: Были люди, которые не забыли о том особенном курсе в Каракасе, например Глориана и некоторые другие. Они связались со мной, чтобы поговорить и обсудить, как мы можем передать это очень нужное и важное учение людям с разными функциональными возможностями.

Глориана, совместно с Дзамлинг Гаром и Фондом «Ати-йога», пригласила меня в Дзамлинг Гар. Я готовилась, изучала, как лучше всего обучать этому методу людей с определёнными заболеваниями и, в особенности, как вести их по мандале, как научить их координировать правое и левое, внутреннее и внешнее, стороны, шаги, чтобы они могли повторять и усваивать движения, звуки и тайминг на мандале. Я работала вместе с Натали Ницше, которая внесла большой вклад в этот проект, и мы вместе придумали эту программу.

На курсе присутствовали несколько человек, были и другие люди в Zoom, но я уверена, что все, кто участвовал в этой программе, были очень тронуты ею и были по-настоящему вдохновлены продолжать и стараться углубить этот опыт и сделать этот метод более доступным для подобного измерения.

Глориана: Цель проекта «Мы разные, но мы вместе» была скорее в том, чтобы поделиться. Мы поделились опытом, который Кармен получила в 2015 году. Конечно, курс также предназначался для инструкторов Танца Ваджры, на случай, если они вдохновятся сделать что-то подобное, а также в целом для любых инструкторов. Этот курс был посвящён тому, как общаться с другими людьми, с другими людьми, которые живут в других условиях. Это не обязательно люди с разными функциональными возможностями. Это могут быть и другие состояния — очень застенчивые люди, интроверты или люди, которые не очень хорошо переносят неудачи. Речь здесь о том, как вы взаимодействуете с этими ситуациями как инструктор. Этот проект даже не для инструкторов. Он действительно открыт для всех, кому интересно общаться таким образом с разными людьми. Его название возникло из понимания, что мы все разные, но в то же время мы все едины, мы вместе. Отсюда и название — «Мы разные, но мы вместе».

З: Вы рассказали о том, как началась эта программа, как вы приехали на Тенерифе, чтобы применить её здесь. Затем вы отправились в Адехе и связались с человеком, который руководит подобными программами в Адехе. Не могли бы вы немного рассказать об этом?

К: На основе этого опыта, которым мы все поделились и который нас очень вдохновил, мы рассказали Касильде Гонсалес о нашем желании установить контакт с местными властями, чтобы спросить, не заинтересованы ли они в том, чтобы мы проводили что-то подобное. Таким образом, мы попытались установить первый контакт с правительством острова и встретились с советником мэрии по вопросам разнообразия. Мы пригласили его приехать в Дзамлинг Гар. Натали, Адриана, Глориана, Касильда и я были там, и у нас состоялась встреча.

Она прошла очень хорошо, мы обсудили много интересных вещей, возможности установления открытых отношений между Дзамлинг Гаром и местными жителями Адехе и острова в целом, а также развития более тесных контактов посредством различных культурных мероприятий.

Г: Я должна сказать, что представитель правительства, который нас посетил, очень особенный человек. Он сразу же рассказал нам о своей связи с этим местом. Его отец работал на той же земле здесь, в Дзамлинг Гаре. Его мать училась плавать в бассейне, который находится рядом с Дзамлинг Гаром. Он вспомнил камни, которые увидел. Каким-то образом он очень сильно связан с этой землей и с людьми, которые годами и поколениями принадлежат этому месту, где находится Дзамлинг Гар. Это очень меня тронуло. Мы все были очень впечатлены. Он рассказал нам истории о разных камнях, текстурах и прочем. Так что это было очень интересно.

К: Да, мы прекрасно провели время вместе. У нас произошёл прекрасный обмен опытом, и он очень открытый и скромный человек. Поэтому он сразу же пригласил нас на предстоявший семейный праздник в центре города для людей с различными функциональными возможностями в Лос-Оливос, Адехе, где собираются дети и их родители.

Мы пришли туда, чтобы провести презентацию Танца Ваджры, но не только потанцевать, но и поговорить с семьями, установить с ними какую-то связь. Мы исполнили Танец Ваджры, чтобы они получили некоторое представление о методе, и пригласили их принять участие. Дети тоже участвовали. А сразу после этого мы также замечательно станцевали Радостные танцы Кайта. Это был очень радостный опыт. Это было прекрасно, что мы смогли разделить оба опыта в одном месте. Люди были очень вдохновлены. Это тронуло сердце каждого. Это было действительно похоже на праздник.

Всем людям из Дзамлинг Гара очень понравилось это событие, и не только нам, но и местным жителям. Поэтому вместо того, чтобы учить их чему-то, это было больше похоже на совместное времяпрепровождение и наслаждение. Мы делились пространством, мы угощали друг друга едой, мы много общались, а затем мы также поговорили об учениях Чогьяла Намкая Норбу.

Я думаю, что это прекрасный путь, на котором мы все равны. Даже если мы проделываем разный опыт, например танцуем Танец Ваджры и Кайта, мы все одинаковы, мы все едины в одном пространстве и в одном опыте. Вот почему мы назвали этот проект «Мы разные, но мы вместе». Потому что вы можете почувствовать и пережить опыт того, что на этом пути мы все едины и равны.

В такие моменты чувствуешь, что мы все равны и что в действительности существует большой потенциал учения, который проявляется в каждом. Хотя мы все разные, благодаря потенциалу учения Ринпоче, у всех нас есть возможность достичь одного и того же состояния.

Контакт, который мы установили с этими людьми, действительно обогащает нашу жизнь и расширяет привычные границы, позволяя выйти за пределы нашего обычного состояния или обычного опыта.

Например, всякий раз, когда они совершают ошибку, они не очень беспокоятся, они просто продолжают и стараются делать всё, что в их силах. Очень часто они просто смеются над своими ошибками. Также они не притворяются, что делают всё идеально, но просто стараются сделать всё возможное. И это учит нас, как нужно работать с обстоятельствами. Это замечательно.

З: Итак, вы заложили основу для подобной деятельности в Адехе. Какие у вас планы на будущее?

Г: Да, сейчас, получив такой замечательный опыт, мы очень вдохновлены, но, конечно, мы хотим делать всё очень осторожно. Поэтому мы провели встречу, на которой присутствовали Адриана Даль Борго, Касильда Гонсалес, Кармен Ривас и я (Натали Ницше не была в Дзамлинг Гаре, но она примет участие позже). Сейчас мы действительно хотим придумать конкретный проект, который будет проектом Дзамлинг Гара и который будет ориентирован на местное сообщество и, в частности, на разные слои населения.

Мы хотели бы снова пригласить Кармен и все вместе создать команду инструкторов Танца Ваджры, которые готовы поддержать этот проект и будут работать вместе. В течение трёх месяцев мы рассчитываем создать поэтапный план о том, как обучать таких людей Танцу Трёх Ваджр. Но, самое главное, мы хотим разработать программу. Есть большой потенциал, потому что, пока Кармен здесь, мы можем провести ещё один курс «Мы разные, но мы вместе». Возможно, благодаря этому интервью и видео, люди вдохновятся и захотят сделать что-то подобное в своей местной общине. Я думаю, это было бы замечательно.

З: То есть проект не ограничивается только Танцем Ваджры?

Г: Нет, но сейчас мы начинаем с Танца Ваджры, потому что у нас уже есть такой опыт. Но это именно о том, как передавать учение Ринпоче другим людям, как общаться очень сущностным, но в то же время очень уважительным образом, действительно понимая измерение других людей, чтобы донести это послание наилучшим возможным способом. Это часть программы. Мы все ещё погружены в неё, мы всё ещё её создаём. Нам ещё предстоит пройти путь создания этого проекта, потому что мы хотим от начала до конца сделать всё хорошо. В результате мы получим опыт, который, как мы надеемся, можно будет повторить везде, где есть к этому интерес.

К: Это прекрасная возможность содействовать эволюции. Это один из способов, с помощью которого мы можем двигаться в этом направлении и распространять учение Ринпоче дальше, среди людей с особенностями, которые никогда не имели возможности получить такой опыт. Поэтому я думаю, что это достижение для нас и для всего мира.

З: Большое спасибо.

Оригинальное интервью на английском и испанском языках: