Практика йоги сновидений

Автор — Джейн Уэстон

Вот уже более 40 лет Джейн Уэстон является преданной последовательницей буддизма и давней ученицей Чогьяла Намкая Норбу. Джейн училась практике осознанных сновидений, а также осознанным сновидениям у Чарли Морли, ведущего международного инструктора по работе со сновидениями. Джейн живет и работает в Великобритании, где она регулярно проводит курсы по осознанным сновидениям.

Я была очень вдохновлена трудами Ринпоче по йоге осознанных сновидений, и именно это стало главной причиной, по которой я присоединилась к Дзогчен-общине. Мне очень нравилось читать об удивительных снах ясности Ринпоче.

Потом я попала к Майклу Кацу, единственному из учеников Ринпоче, который в настоящее время уполномочен обучать практике осознанных сновидений. Однажды на занятии Майкл попросил нас покинуть Лекденлинг, дав задание очень внимательно наблюдать за тем, что происходит вокруг нас. Каждый раз, когда мы переживали что-то странное или необычное, нам нужно было серьезно поразмыслить, действительно ли это сон или явь? Во время сна мы можем заметить какую-то особенность, которая послужит определенным сигналом того, что все это сон. Именно поэтому чрезвычайно полезно тренировать свой ум, внимательно наблюдая за всеми возникающими феноменами в то время, когда мы бодрствуем. Если мы таким образом натренируем свой ум в период бодрствования, то со временем сможем перенести это умение в фазу быстрого сна.

Это случилось в самый обычный субботний день в восточном Лондоне. Я вышла на улицу, и когда мимо меня пробежал высокий молодой человек в костюме зайца с длинными ушами, я тут же сделала проверку реальности (чтобы установить, сплю я или нет).

Что такое проверка реальности? Это когда ты пытаешься выполнить какое-то действие, которое совершенно невозможно сделать в состоянии бодрствования. Например, попробовать взлететь или вытянуть один палец руки на два фута, просто потянув за него. Если вы бодрствуете, то ничего такого не произойдет. Совсем другая история во сне. Вот здесь действительно могут происходить странные вещи. Что касается того человека в костюме зайца, то во время проверки реальности ничего такого не произошло. Я не спала.

Я всегда буду держать в своем уме это небольшое происшествие, случившееся утром выходного дня. Прежде на своих занятиях Майкл обучил нас этой полезной и современной технике, которая используется в йоге осознанных сновидений, и мужчина в костюме зайца предоставил мне возможность проверить ее на практике.

Заложив основы практики сновидений в Дзогчен-общине, несколько лет назад я приступила к занятиям с Чарли Морли, чьим коренным учителем является Лама Еше, уважаемый лама традиции карма-кагью (и двоюродный брат Аконга Ринпоче, бывшего настоятеля монастыря Самьелинг).

Чарли умело соединяет философию буддизма с современными психологическими техниками и практиками других духовных традиций, применяя их конкретно к области сна и сновидений, что не могло не заинтересовать меня. Плюс он делает большой акцент на научную проверку знаний о сне, что я считаю очень важным.

Начиная с 1970-х годов, ученые, изучающие мозг и сновидения, значительно расширили наше понимание о том, как функционирует мозг во время сна. Нейронаука также объясняет, почему современные практикующие часто испытывают затруднения как со спокойным сном, так и с практикой медитации осознанности.

Есть два противоположных аспекта нервной системы человека – парасимпатическая и симпатическая системы. Их часто называют «отдых и переваривание» и «борьба и бегство». Эти системы развивались и эволюционировали в течение многих миллионов лет за всю историю человечества для того, чтобы наши предки могли выбрать самую эффективную модель поведения и успешно справляться как с безопасными, так и небезопасными ситуациями окружающего мира. Во время стресса норадреналин и кортизол попадают в кровоток, что делает нас весьма бдительными и готовыми к действию. После того, как угроза миновала, сразу включается парасимпатический режим, отвечающий за «отдых и переваривание», в результате чего мы можем расслабиться.

В течение многих миллионов лет мы очень хорошо адаптировались. Однако, если в течение длительного периода времени или же без перерывов, нон-стоп, мы получаем чересчур сильный стресс, то это приводит к тому, что наша нервная система все время находится в режиме низкого уровня возбуждения (или даже высокого уровня в случае посттравматического стрессового расстройства). В итоге мы можем испытывать нарушения сна и повышение тревожности. В долгосрочной перспективе это оказывает заметное негативное влияние на наше физическое тело.

олько максимально расслабившись мы можем помочь себе. И здесь я следую советам Чарли Морли. Для того, чтобы мои ученики получили устойчивое переживание глубокого расслабления, я обучаю несложным дыхательным техникам, преподаю йога-нидру (из индуистской традиции), медитации осознанности и знакомлю их с методом прогрессивной мышечной релаксации. Как утверждает нейронаука, эти предварительные методы помогают нам быть более осознанными во время различных фаз работы нашего мозга — как во время бодрствования, так и во время сна.

Этих фаз, вероятно, много, но я собираюсь выделить лишь несколько:

  • Состояние обычного бодрствования.
  • Гипнагогическое состояние – промежуточное состояние дремоты между полным бодрствованием и полноценным сном. При засыпании на этой стадии мы переживаем различные визуальные образы, подергивания мышц и ощущение сильной расслабленности. Это стадия 1 согласно науке о сне.
  • Стадия 2 – поверхностный сон.
  • Стадия 3 – глубокий сон.
  • Стадия 4 – быстрый сон. Стадия быстрого движения глаз, которую мы обычно называем сновидением.
  • Гипнопомпическое состояние — промежуточное состояние между сном и явью, или полным бодрствованием, часто характеризующееся обширной сновидческой активностью, при которой возможны глубокие прозрения.

Тибетская йога сновидений объясняет все стадии сна и сновидений, которые были указаны выше. Цель этой практики состоит в том, чтобы мы беспрепятственно могли развить осознанность во всех состояниях сознания 24/7. Только ламы с очень высокими способностями способны реализовать эту практику, что зачастую не под силу обычным людям. Есть причина по которой эта практика считается такой важной: если вы смогли достичь реализации в этой практике, то сможете поддерживать осознанность не только на всех стадиях сна, но и в бардо смерти и умирания и сможете достичь просветления, распознав ясный свет основы во время смерти.

Хотя распознавание ясного света в бардо глубокого сна без сновидений считается практикой высокого уровня, каждый из нас все же может добиться некоторого результата. По крайней мере, мы стремимся к этому, как наставлял нас Ринпоче.

По своему опыту могу сказать, что первый шаг на этом пути — это расширение нашего осознавания и понимания некоторых пока еще незнакомых нам стадий сна. Ну а ключ ко всему этому — это внимательность нашего ума к различным феноменам, которые мы переживаем в настоящий момент.

Обучение проходит в небольших группах, где мы упражняемся в различных техниках для повышения осознанности. Во-первых, мы учимся глубоко расслабляться. На первый взгляд это очень просто, но на самом деле многие люди сейчас постоянно испытывают стресс. Их обычное состояние — жить в постоянном нервном напряжении. Даже когда ты говоришь им расслабиться, они не могут понять, как это сделать. Другими словами, они еще не получили этого переживания и, соответственно, не прочувствовали на своем личном опыте, что значит пребывать в расслабленном состоянии.

Далее мы учимся пребывать в гипнагогическом состоянии, или состоянии засыпания, в течение гораздо более длительного периода времени. Эта промежуточная фаза между состоянием бодрствования и сном характеризуется тем, что здесь одновременно присутствуют элементы бодрствующего сознания и образы, всплывающие из бессознательного, именно поэтому многие люди способны ее осознавать. Обретая навыки в практике осознанных сновидений, мы стараемся переживать это состояние более глубоко и более осознанно, получая индивидуальный опыт.

В этом состоянии некоторые испытывают множество мелькающих визуальных образов, лиц, пейзажей и так далее, другие слышат шум. У меня, например, было переживание, буквально пронизанное запахом. Здесь существует много возможностей: некоторым людям необходимо поработать с этим состоянием, чтобы растворить барьеры на пути к засыпанию, если они борются с нарушенным режимом сна; другие используют его как врата в мир сновидений или пространство, где при помощи своего воображения они сами могут строить свои сновидения в фазе быстрого сна.

В процессе практики вы также знакомитесь с гипнопомпическим состоянием, или пробуждением ото сна, когда мы выходим из сна или легкого сна без сновидений и стоим на пороге обыденного состояния бодрствования. Как правило, многие очень спешат миновать эту фазу и совсем ее не осознают, но на ЭЭГ эта яркая фаза сна характеризуется собственным уникальным паттерном электромагнитных волн. Эта фаза сильно отличается от состояния полного бодрствования, и здесь есть много возможностей для того, чтобы развивать осознанность.

Далее идет фаза быстрого сна, когда мы полностью погружаемся и переживаем полный цикл эмоций, и этот опыт мы называем сновидением. Во время этой фазы наше обыденное состояние бодрствования приостанавливается и все, что мы переживаем в этот момент, ощущается нами как нечто реальное. Быть осознанным здесь — значит осознавать, что мы спим, в тот момент, когда мы спим. Это вход в сокровищницу возможностей, когда мы можем совершать полеты, проходить сквозь стены и заниматься продвинутой духовной практикой. Это по-настоящему удивительный опыт.

Буддизм тибетской традиции в целом не уделяет особого внимания содержанию снов. Содержание считается вторичным по отношению к способности переживать природу пустоты всех проявленных феноменов, которые мы называем сном. Традиционно акцент делается на способности обретать во сне бóльшую ясность, потому что это и есть самый верный путь к пониманию того, что то, что мы воспринимаем, не так прочно, постоянно и реально, как мы считали ранее.

Нервная система и культурный контекст человека, выросшего на Западе, очень сильно отличаются от нервной системы и культурного контекста тибетца, получающего учение в традиционной обстановке. Западная культура всегда ставит индивидуальное выше коллективного и личное выше общественного. Современному человеку нужен подход, который признает их как личность и может дать некоторое представление об их индивидуальном опыте.
Я до сих пор считаю подход тибетского буддизма ко сну и сновидениям в форме йоги сновидений наиболее глубоким и убедительным из всех имеющихся, при этом знания и подходы в области человеческой психологии, разработанные на Западе в начале XX века, могут быть весьма полезны. Здесь я имею в виду традицию последователей Карла Густава Юнга. Согласно Фрейду и Юнгу, которые первыми начали изучение сновидений на западе, сны, как нигде больше, содержат всплывающие из бессознательного значимые символы. Вот почему Фрейд именовал сны королевской дорогой к бессознательному.

Когда все в маленьких группах получили переживание состояния глубокого расслабления, мы приступаем к исследованию значений образов, возникающих на различных стадиях сна, кроме стадий 2 и 3. На этом этапе вводится понятие тени, взятое непосредственно из работ Карла Юнга. На мой взгляд, это наиболее глубокий подход к раскрытию значения сновидений, который может помочь людям интегрировать тревожное содержание, всплывающее из бессознательного в форме ночных кошмаров или тревожных снов, в обычную жизнь.

Совершенно разные подходы традиционных восточной и западной философий к значению сновидений едва ли удивительны, если учесть, что культуры, в которых они развивались, сами по себе были такими непохожими. В Азии во время расцвета буддизма гораздо меньше внимания уделялось личности, при этом бóльший акцент был на коллективном и общем. На Западе философский подход в гораздо большей степени сосредоточивался на человеке и его индивидуальном опыте. Разумеется, это очень сильное упрощение, но я думаю, что это важно, и именно по этой причине я уверена, что в будущем нас ждут поразительные открытия в области работы со сновидениями, которые, скорее всего, будут основываться на обеих традициях. Буддизм предлагает совершенные практики для расширения понимания истинной природы нашего ума, а развитие психоаналитической традиции предлагает глубокое понимание работы индивидуального и коллективного бессознательного. Эти нити могут сойтись, чтобы в будущем стать крепкой основой для нашего путешествия в мир исследования сновидений.

Ринпоче стал моим проводником в удивительный мир практики осознанных сновидений. Благодаря его глубоким познаниям и вдохновению, которое он мне даровал, я верю, что смогу способствовать более широкому обсуждению этой темы в современном обществе, и время покажет, как эти знания смогут адаптироваться на Западе. Нам, обычным современным людям, необходимо использовать все источники знания, которые только можно найти, чтобы стараться преодолевать трудности и многочисленные страдания, которые все мы испытываем в нашем сложном и постоянно ускоряющемся мире,

Узнать больше о деятельности Джейн Уэстон можно, пройдя по ссылке: https://mindfuldreamwork.wordpress.com/.

Перевод на русский язык: Aysa T, редакция — Анастасия Еременко.