Художник общины Фредерика Хегедус

Обезьянка за работой

Меня зовут Фредерика Генриета Хегедус, я рисую и создаю украшения. Я родилась в городе Кошице в Словакии, однако, чувствую себя гражданином мира. Вся Земля — мой настоящий дом. Я выросла при социализме, который осуждал и подавлял религию и пропагандировал атеизм. Это было не так уж плохо, потому что спасало меня от бескомпромиссного религиозного воспитания без возможности выбрать собственный путь.

С тех пор как я себя помню, у меня было мировоззрение и мнение, которые отличались от моего окружения. В детском саду меня интересовало, видят ли другие люди траву зеленой, а небо голубым так же, как я. Я никак не могла принять мысль, что внутри наших тел находится бесконечно большая душа. В детстве меня беспокоило, как нечто столь обширное и, на мой взгляд, бесконечное, способно поместиться в таком маленьком человеке, как я. 

Мне казалось, что в моем маленьком теле находится душа, которая распространяется повсюду, только концентрирует свое внимание на мне и, тем самым, создает ложное ощущение, что это тело и есть я. Представьте, как была сбита с толку моя семья, когда я пыталась рассказать им об этом. Со временем я перестала, но и по сей день у меня нет причин думать иначе.

Искусство всегда привлекало меня больше всего, особенно живопись, а также создание украшений и одежды. Я любила читать, потому что очень любознательна и люблю узнавать все новое. Когда я стала старше, моя улица оказалась маленькой, меня стали привлекать далекие горизонты. Так, мир вокруг меня, который я хотела исследовать, рос вместе со мной. Я рисовала чувства из своего опыта, потому что одна картинка говорит больше, чем тысяча слов.

«Золотой Будда в тигле»

В старших классах я начала увлекаться физикой, потому что мой мир перешагнул границы Земли и простирался далеко в космос. Я увлекалась восточной философией и открыла для себя индуизм и буддизм, которые лучше всего выражали мое отношение к жизни. В это время я начала часто и с удовольствием медитировать. Во время медитации я не была связана прошлым и не беспокоилась о будущем. Я воспринимала только «здесь и сейчас» и чувствовала себя частью всего.

В детстве рисование позволяло мне запечатлевать чувства, видения и то, что другие не воспринимали. Я участвовала во многих детских и студенческих выставках. Это также позволило мне изучать дизайн на художественном факультете Технического университета в Кошице. 

Эта область привлекала меня прежде всего тем, что сочетала изучение искусства с техническими и естественными науками, такими как физика и математика. В то время я также работала над созданием пиктограмм для графических информационных систем. Разработка четких и простых для понимания пиктограмм полностью захватила меня, потому что они преодолевают языковые барьеры и имеют большую повествовательную ценность.

В день выпуска родился мой первый сын Лукас, и я стала мамой на полный рабочий день, но по вечерам продолжала рисовать. Через десять лет у нас с моим новым партнером родился мой второй сын, Мариус. Лукас всегда любил рисовать, изучать скульптуру и живопись. А Мариуса все детство сопровождал воображаемый друг. Этим другом была змея. Однажды он подошел ко мне и спросил, зачем я все еще медитирую. Я была удивлена его вопросу. Он сказал мне: «Мама, а ты знаешь, что лучшая медитация — это сама жизнь?» Нет, в тот момент я этого не знала. У моих детей было схожее со мной мировоззрение, и тогда я поняла, что люди вокруг меня были больше похожи на меня. Больше, чем я ранее думала.

Мариус увлекался наукой и физикой, изучал квантовую физику и в настоящее время учится в докторантуре Королевского университета Холлоуэя в Лондоне и в Национальной лаборатории физики.

В 2012 году у меня произошла любопытная встреча с Мастером. Он появился в моей медитации. Мы сидели у горного озера, и он сказал мне найти путь, который я уже начала под его руководством в прошлом. Теперь я не должна ничего ждать, я должна стремиться к дзогчену.

«Основа, путь и плод медитации»

Когда я вышла из той медитации, была глубокая ночь. Как мне найти дзогчен, спрашивала я себя. Поищу-ка в Google. Итак, я открыла компьютер и нашла страницу Дзогчен-общины, причем не где-то далеко в неизвестной стране, а здесь, в моем городе. На следующий день я позвонила и встретилась с человеком, Юраем Карликом, который рассказал мне о дзогчене и его мастере Намкае Норбу Ринпоче, который через несколько дней давал всемирную передачу через Интернет. На стене висела изображение мужчины и женщины, именно тех, которых я когда-то видела в одной из своих медитаций — Самантабхадра и Самантабхадри яб-юм. И да, я сразу поняла, что должна быть здесь. Так я узнала о Намкае Норбу Ринпоче.

Затем я несколько раз встречалась с Ринпоче лично. Моя первая встреча состоялась в Меригаре, в Италии, в 2013 году, когда он давал учения и передачи. Я чувствовала, что его слова были обращены лично ко мне — каждое из них напрямую касалось моего сердца. Как будто он был членом моей семьи. Затем в 2016 году в Праге и Братиславе у меня была возможность снова встретиться с ним лично. Также я встретилась с ним в Вангденлинге, что было самой сильной, но, к сожалению, и последней личной встречей. Я принесла одну из своих картин Ринпоче в Братиславу на встречу. Тогда он ободрил меня и сказал, что было бы хорошо показать их в галерее.

Когда дети выросли, если я не делала персональных выставок, то показывала свое искусство. В Праге я выставляла ювелирные украшения, у меня была долгосрочная выставка, а также картины в студиях K2 и в галерее Nova. Мариус в то время учился в Карловом университете, а я читала лекции по технике современного искусства. В 2016 году у меня была совместная выставка в Кошице с моим сыном Лукасом Поляком под названием NEXT.

«Клематис — фиолетовый звездочет»

Встреча с учением дзогчен изменила мою жизнь и то, как я выражаю себя через живопись. В одном из последних учений, которые я получила от Учителя, он сказал, что со временем человек должен найти своего внутреннего мастера. Хотя Ринпоче завершил свой путь, я все еще чувствую сильную связь и получаю много личного опыта, который показывает мне, что его наследие все еще живо внутри нас.

После передачи и учения я написала ряд картин, используя спиртовые чернила на бумаге в технике Yupo. Это пузырьки, которые пересекаются друг с другом, образуя различные формы и цепочки. В других картинах расплывчатые пузыри превращаются в конкретные образы цветов, природы и людей. Этот период моей работы завершился выставкой под названием Spirit in spiritus («Дух в духе») в июле 2017 года в Кошице.

Тогда я экспериментировала с картинами, написанными акрилом на холсте, где фон золотой. Золотистый металлический блеск фона заставляет выделяться сущность форм, цветов, бабочек. Когда наблюдатель движется перед таким изображением, он взаимодействует с ним, как будто эта картина оживает и дышит.

Сейчас я работаю над монотипной печатью на желатиновых пластинах. Это графические работы, каждая из которых — оригинал. Я также люблю сочетать их с позолотой. Мои работы довольно разнообразны, я пишу пейзажи, цветы, морских животных и абстрактные чувства, используя несколько техник. В жизни столько разных форм, что было бы обидно ограничивать себя одной живописной техникой.

В 2018 году я начала искать галерею для сотрудничества в Лондоне, где сейчас учится мой сын Мариус. Хотя мне удалось установить успешный контакт, пандемия ковида совершенно помешала развитию этого сотрудничества: я не смогла поехать в Лондон. И до сих пор, всё всё решают звезды.

Я не особенная, просто пытаюсь делать то, что приносит мне радость. В каждом из нас есть талант, нужно только открыть его, расслабиться и дать ему свободу.

Что больше всего меня привлекает в дзогчене, так это идея о том, что все мы — совершенные существа, что мы — настоящие будды, и только из-за различных аспектов нашего ума мы не способны воспринимать это. Не нужно гоняться за просветлением, как собака за хвостом. Это наше естественное состояние.

Светящееся тигле

И последняя мысль. Как Дарвин пришел к убеждению, что мы произошли от обезьян? Должно быть, он где-то прочитал, что наш ум подобен обезьяне, прыгающей от мысли к мысли, и именно обезьяна вызвала у него отклик. Тот, кто не может успокоить свою обезьяну, будет подобен обезьяне. В основном я и есть такая обезьяна, но когда я рисую, обезьяна занята, и я могу оставаться в естественном состоянии.

Спасибо, Ринпоче, за Ваше учение, которое позволило мне понять.

Фредерика Генриета Хегедус

Перевод на русский язык — Ольга Полянская.