Как я встретил Чогьяла Намкая Норбу — Стивен Ландсберг

Стивен Ландсберг, президент международного ганчи, инструктор Санти Маха Сангхи.

Я думаю, что мое знакомство с буддизмом произошло, когда мне было около шестнадцати и я все еще учился в средней школе. У меня был друг, который знал еще нескольких людей, и один из них оказался владельцем книжной лавки. Как-то мы зашли в неё, и большинство книг там были посвящены буддизму. Позже, поступив в университет, благодаря стечению обстоятельств я стал изучать историю религии, и это дало мне возможность на 3-м курсе учебы поехать в Индию.

Так, в возрасте девятнадцати лет я оказался в Варанаси в Индии. На самом деле я поехал туда, чтобы отчасти изучать санскрит, отчасти индийские религии и отчасти индийскую музыку. В действительности все закончилось тем, что пару лет я изучал санскрит, но мой интерес к музыке оказался намного сильнее и заставил меня искать учителя музыки. В то же время я познакомился со многими, кто приезжал из Европы и Соединенных Штатов, но лишь много позже, в 1982 году, я встретился с Намкаем Норбу Ринпоче.

В Индии я познакомился с несколькими итальянцами, дружба с которыми продолжалась даже после того, как я вернулся в Соединенные Штаты. Это были Марио Мальетти, Паоло и Пупе Брунатто, и они рассказали нам о Ринпоче. Затем, в 1982 году, Ринпоче проводил ретрит в Оз в Калифорнии. Обстановка там была очень неформальная. Мы часто ели с Ринпоче, что-то вместе обсуждали, к нему можно было легко приблизиться, он постоянно с нами практиковал. В то время его ретриты сильно отличались от ретритов других учителей. Я также думаю, что это был совершенно уникальный этап жизни Ринпоче.

Шли годы, я продолжал часто видеться с Ринпоче в Восточном Цегьялгаре и на Маргарите, где Ринпоче проводил много времени в неформальной обстановке со своими учениками. Конечно, учиться у Ринпоче в формальных ситуациях было замечательно, но учиться таким неформальным образом было чем-то совершенно особенным.

Когда Ринпоче начал проводить курсы по Санти Маха Сангхе, я очень сосредоточился на том, что он делал. Санти Маха Сангха стала главным направлением моей практики. Затем, в 2010 году, я начал интенсивно готовиться к тому, чтобы стать инструктором СМС. До этого времени у меня не было уверенности в том, чтобы этим заняться, и я просто не был к этому готов. Даже когда в 2010 году я сдал экзамен на инструктора СМС, у меня все еще было очень много сомнений. Даже позанимавшись этим 10 лет, у меня все еще остаётся много сомнений.

Стивен учит СМС в Кундроллинге, Нью-Йорк, США, ноябрь 2014 года.

Поэтому я думаю, что быть инструктором СМС — это некий процесс. Иногда я занимаюсь этим с большим энтузиазмом, а иногда чувствую, что мне нужно уделять больше внимания собственной практике, и пытаюсь сбалансировать эти два аспекта.

После ухода Ринпоче наступил своего рода период замешательства. Никто точно не знал, в каком направлении сделать шаг, и было так много вопросов, гораздо больше вопросов, чем ответов. Я думаю, что с течением времени Община все активнее справляется с этой задачей. На самом деле я очень оптимистично смотрю в будущее. Я вижу, что все налаживается в очень позитивном ключе. Конечно, есть проблемы, и они всегда будут, это нормально.

Но для меня нет никаких сомнений в том, что Дзогчен-община и наследие Ринпоче будут иметь продолжение. Даже сегодня утром у меня было некое озарение, не о Ринпоче, а о других мастерах, которые покинули этот мир. Возможно, прошло тридцать, пятьдесят или сто лет, но их учения все еще передаются в виде книг, либо через учеников, даже великих учеников, так сказать, но они продолжаются. Это пример того, как эти традиции передаются дальше. Я с большой уверенностью смотрю в будущее Дзогчен-общины.

Давайте посмотрим, как всё будет развиваться, возможно, с участием Еши; он уже проводил передачу в Западном Меригаре, так что те люди, которые смогли там присутствовать, имеют доступ ко многим учениям и объяснениям, которые давал Ринпоче: ко всем его беседам, ретритам, книгам и т. д. Если задуматься, другие мастера столько писали, столькому учили, и их учения доступны. Я думаю, что учения Ринпоче постепенно станут доступны очень многим существам.

Конечно, архив учений Ринпоче очень важен, и его нужно поддерживать. Я надеюсь, что он станет доступным, а не чем-то, что используется для подкрепления авторитета людей или чего-то в этом роде. Если вы взглянете на историю, то среди различных религиозных традиций были времена, когда контроль над библиотекой или архивом становился предметом спора, и это могло приводить к проблемам.

Что касается моего обучения СМС, я провожу еженедельные занятия по «Драгоценному сосуду», на которые приходит много новых людей. Сейчас мы также собираемся начать что-то в Китае, и я надеюсь, что это будет еженедельно и будет также посвящено в основном изучению и практике «Драгоценного сосуда». Я думаю, что это может быть полезно.

Есть около 45 инструкторов СМС, и все они были уполномочены Ринпоче. На них лежит большая ответственность, и есть много вещей, которые нужно сделать. Есть люди, которые разрабатывают открытые программы, и это очень полезно, а есть люди, работающие в одиночку и старающиеся изо всех сил. Я думаю, что для всего этого есть место. Мы не должны пытаться каким-либо образом ограничивать.

Итак, есть люди, которым нравится сотрудничать и делать что-то вместе, а есть те, кто считает более эффективным работать в одиночку. Все это хорошо; мы не должны пытаться создавать барьеры и мешать людям что-то делать.

Прямо сейчас в многофункциональном Zoom происходит так много событий, иногда даже одновременно. Я не вижу в этом никакой проблемы. Я думаю, что если люди могут участвовать там, где они считают это необходимым, этого достаточно, нам не нужно ничего контролировать. Также у нас есть приложение Сангха и рассылка Норбунет, так что у нас есть все эти способы объявлять обо всех этих возможностях более широкой аудитории.

Я думаю, что основное направление нашего участия будет зависеть от нашего личного энтузиазма, основанного на нашей практике. Я чувствую, что если люди видят и ощущают пользу от этого, то их участие в Общине будет естественным образом развиваться, и они будут вдохновлены участвовать и делать столько, сколько могут.

Как говорил Ринпоче, мы живем во времени и стареем день ото дня, неизбежность этого процесса безошибочна. Таким образом, мы зависим от того, чтобы молодые люди сделали шаг вперед и заняли ответственные позиции. Я думаю, что это естественный процесс и он произойдет. Нам не нужно принуждать, это просто произойдет естественным образом. В заключении хочу сказать, что я довольно оптимистично смотрю в будущее Общины.